Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: да (список заголовков)
17:17 

Пошлота

Somebody mixed my medecine!..
-Все, харош работать. Я сказала! - девушка влетела в комнату и одним махом перевалилась через ноги сидящего за столом Каллена, оказавшись животом как раз на его коленях, а руки и голову свесив вниз.
-Ммм, - что-то неопределенное промычал Каллен, даже, кажется, особо не отрываясь от чтения очередного манускрипта или отчета.
-Харо-о-ош! - Идга попыталась оторвать руки и ноги от земли и полностью повиснуть на коленях воина.
Тот снова промычал в ответ что-то неопределенное.
-Ты меня слышишь вообще? Я твоими грубыми коленями себе в живот надавила, между прочим!
-Кто ж тебя проси-ил такое делать, - отвлеченно ответил генерал, будто бы совсем не обращая внимания на Идгу. - Кстати, мне тоже неудобно. Не могла бы ты сползти немного вниз?
-Пффф, да запросто, - ответила девушка и, поерзав, плавно переместилась ниже, так, что твердо стояла на коленях на полу, а грудь съехала на колени к Каллену. Через пару секунд сквозь тонкую рубаху Идга почувствовала, что и он это почувствовал.
-Да пошел ты, чертов извращенец! Кто из нас тут еще пошлый! - девушка резко вскочила, слушая, как мелодично хохочет мужчина.
-Ну все, все, - тот с шорохом отложил бумажки. - Как тут можно работать, мне уже... кровь в голову ударила.

@темы: фф, упрт, скетч, Инквизиция, ДА

17:03 

Ололо, милота

Somebody mixed my medecine!..
-Аслан, я тут хотела узнать - перед выездом на миссию нужно еще что-то...
Инквизитор прищурился и перебил:
-Скажи еще раз.
-А? Что? - Ий немного опешила.
-Фразу твою... скажи с самого начала.
-Но я ведь не договорила даже еще! - недоумевала девушка.
-Просто скажи сначала.
-Аслан, я тут хотела узнать, - медленно начала Ий, пытаясь понять, что происходит. Он чокнулся? В него вселился-таки дух из Тени?
-Еще раз!
-Слушай, это уже не смешно! Если тебе кажется забавным мое произношение, то, знаешь ли, это обидно!..
Инквизитор снова прищурился, будто довольный кот, не обращая внимания на бушующую Ий, рассыпавшуюся бисером по поводу акцентов и произношения, а также трудностей изучения языка, подошел к ней почти вплотную и спокойно произнес:
-У тебя безумно красивый голос, а то, как ты называешь меня по имени, прямо-таки холодит кровь. Никто меня так не называет - все Лавеллан, Инквизитор, Вестник Андрасте...
Ий расплылась в улыбке и прижалась своим носом к носу эльфа:
-Умм, как мило. А сразу сказать не мог? Я тебя хоть круглые сутки могу так называть...

@темы: Инквизиция, ДА, очень маленькая зарисовка, скетч, фф

22:02 

Каскад зарисовок

Somebody mixed my medecine!..
Итак, первая: просто обрисовать ситуацию, втф-непоймичо, просто песня в тему, как мне кажца. Диспозиция: скорее всего, у Ийдо крах веры и личности, но ее уже переплющивает на горький смех больше, чем на слезы, хотя иногда пропирает на такое. Безрассудная смелость и частые попытки погибнуть, спасая кого-то. Чаще всего - Идгу.

зарисовка-ответ, считай. Вдохновилась

-Эй, Тревельян! Что, кишка тонка? Как драконов мочить, так ничего, а тут!..
Ийдо тянет ее в круг, попутно одной рукой пытаясь соблюдать ритм и трясти бубен.
-Ну, давай, по кругу!
-Ты пьяна, - Идга смеется немного даже смущенно, захваченная врасплох, - прекрати, пойдем.
Ийдо тоже смеется, убирает с лица слипшиеся от пота и крови волосы.
Она грохочет в бубен все быстрее и идет по кругу с таким жаром и запалом, что, кажется, вот-вот и кому-то врежет ненароком или же запутается в своих ногах и упадет.
Но нет, ловкости на удивление хватает, рефлексы работают и несут ее почти безвольное тело.
-Что тут творится? - раздается прямо над ухом, Тревельян оборачивается, чтобы встретиться взглядом с подошедшим незнамо когда Лавелланом. Тем временем Ийдо расходится еще пуще:
-Ну, вместе все! Мне осталась одна забава-а, пальцы в рот да веселый сви-и-ист!
-Что с ней?
-Пьяна, - Идга пожимает плечами, напряженно вглядываясь в лицо эльфа и пытаясь уловить какие-то эмоции.
У разгулявшейся воровки по лбу начинает сочиться струйка крови, видно, из содранной вновь раны. Девушка отирает кровь, хохочет. Она в таком состоянии уже пару недель. Лезет на рожон, показательно храбрится и хорохорится, зло шутит, только вот Тревельян знает, что это не она. Что ее душа ранена, деформирована. Что по ночам она, скорее всего, плачет, либо же сдерживает слезы. Да, наверное, не плачет - наоборот, душит это в себе.
И тут Идга замечает что-то, что дает понять: вот теперь совсем все.
Ийдо так же заливисто хохочет, уже не поет, стучит в бубен и так же яро и неистово плачет: слезы бегут быстро, одна за другой, оставляя светлые дорожки на грязном лице.
-М-мне осталась одна заба-ава!..

@музыка: А. Малинин - Мне осталась одна забава

@темы: ДА, Инквизиция, кусок, фф

14:17 

Somebody mixed my medecine!..
-Ты! Ты убил ее! - голос Ийдо был и так достаточно звонким, а здесь она и вовсе перешла на визг.
Конечно, ничем эта попытка нападения не окончилась. Инквизитор схватил ее за руку, в которой девушка держала нож, и крепко сжал, а затем заблокировал и вторую. Девушка извивалась, пытаясь то ли выпутаться, то ли ударить. Аслан немного опешил от происходящего, но это не мешало ему крепко держать руки.
-Что тут у вас? - поинтересовалась Идга, стаскивая с головы покореженный шлем. Лицо было в царапинах и кровоподтеках, но серьезных ран, к счастью, не наблюдалось. - Вот дрянь, придется выкинуть, он безвозвратно потерян...
Наконец, оценив ситуацию, шевалье понимающе кивнула Лавеллану:
-Послебоевой шок, наверное.

Порядком помятый, уставший, но очень довольный отряд Инквизиции ковылял обратно в крепость. Всю дорогу Ийдо шла немного в стороне молча. Инквизитор, вышагивавший достаточно гордо (не считая того, что ковылял на одну ногу), вдруг изменил траекторию и стал потихоньку приближаться к девушке. Та ничего не замечала, погруженная в свои мысли. Аслан даже вытянул руку, видимо, чтобы положить на плечо, но потом передумал и одернул, когда Ийдо наконец-то обренулась, смерила его взгядом и повернулась обратно.
-Это бывает, - эльф заговорил первым. - После тяжелых боев такое состояние... бывает. Пройдет... Ты, если что...
Ийдо зашагала быстрее, давая понять, что не настроена разговаривать.
Эльф только вздохнул.
-Что, попытка быть милым провалилась? - спросила Идга то ли с нотками сарказма, то ли сочувствия.

@темы: фф, кусок, Инквизиция, ДА

12:57 

Втф, док

Somebody mixed my medecine!..
Бесформенное нечто неуклюже грохнулось прямо под ноги и сдавленно ойкнуло, когда агент толкнул в спину ближе к Лелиане. Та кивнула своему, мол, свободен, и присела на корточки. Некоторое время царила полная тишина, слышно было только, как натужно сопит существо с мешком на голове. Лелиана пару раз вдохнула и выдохнула, напоминая себе, что убивать так на месте нельзя – нужно дождаться решения Лавеллана в первую очередь.
Ловким движением девушка развязала веревку и грубо стащила мешок. Ее взору предстало лицо беглянки – все в синяках и кровоподтеках, глаза красные, опухшие.
-Да уж, жалкий вид у предателей, - медленно проговорила разведчица и цыкнула, скриви губу от отвращения. – Ну и что с тобой делать?
Ийдо молчала, даже не поднималась с холодного каменного пола. Заметив это, Лелиана спросила:
-Они тебе что, все кости переломали? С одной стороны – не жалко, но с другой, велела же не трогать, придурки…
И снова молчание.
-Тебе что, язык отрезали? Или слова в горле застряли? Я бы тебя быстро разговорила!
Леллиана топнула кожаным сапогом почти у самого лица пойманной, и та инстинктивно дернулась в сторону.
-Ладно, тебе повезло, что я не могу одна ничего решать, ждем Инквизитора.
Хлопнула тяжелая дверь камеры, и Ийдо осталась один на один с темнотой, сыростью и холодом.
Кусок драконьей чешуи, вшитый в куртку и пару раз спасший ее жизнь, неприятно давил в бок. Девушка перевернулась на спину и обвела камеру пустым взглядом. Похоже, что вот так ей придется умереть. И странно, и даже немного тепло было от той мысли, что те люди, с которыми она провела последние месяцы своей жизни, и проводят ее в последний путь.
«Накрыть глаза драконьим шелком, чтобы ни один дрянной дух из Тени не смог подобраться…»
Не факт, что они будут соблюдать эти ритуалы, даже если она и попросит.
«На каждую руку – по красной ленте»
Сам Инквизитор свершит суд над ней!..
Сон не шел. Все тело ломило от утомительного пути в неудобной позе, мышцы ныли от холода. Кое-как девушка переползла на брошенный в углу тюфяк и свернулась на нем клубком. Впервые в жизни ей так сильно не хотелось жить. Ей хотелось пойти вслед за Идгой, в самую жару, в самую гущу боя, только, в отличие от шевалье, погибнуть там. Пожалуй, этого она и попросит – быть оруженосцем, чтобы погибнуть.


О, над чот замутить под песню Highway to Hell. Еее песня. Начало, мб?

@темы: фф, кусок, Инквизиция, ДА

09:38 

Somebody mixed my medecine!..
Перенеси это на ту сторону поля.
Маленький сверток из красной кожи. На ту сторону поля, на ту сторону кровавого побоища, а в свертке - ее жизнь, ее душа.
Кто же знал, что это будет так сложно, кто же...
Теплые слезы струятся по щекам всякий раз, когда она думала: он всунул ей эту ерунду, чтобы отвадить, чтобы она ушла, потому что знал, что погибнет.
Она до сих пор хранит и эту кожаную тряпочку, и милую безделицу, оказавшуюся внутри.
В этой безделице - ее душа.
Иногда ее накрывает паранойя и кажется, что стоит ее потерять - и все, она умрет тут же, душа оставит ее.
Девушка крепче сжимает кулон в руке.
-Андриа!


Андриа Адотараута.


Одним летним вечером она буквально свалилась под ноги в мягкую душистую траву. Адо вскрикнула, но одного взгляда хватило, чтобы понять - неопасно. А второго, чтобы понять: свои. Усмехнувшись такой последовательности, Рамаинен протянула руку гостье. Однако той не хватало сил подняться. Она лишь уперлась руками в землю, чтобы как-то приподнять голову и посмотреть на Адо:
-Здравствуйте. Простите, что напугала! Меня зовут Андриа Адотараута. Я к Вам по делу.
-Не напугала, - Рамаинен улыбнулась ей и тому, что еще отлично помнит родной язык. - Да и я вижу, что по делу. Сколько ран, сколько ран!..

-Мягче, мягче... Будто волной. А теперь - бей!
С руки сорвался световой шар и, треща, полетел над озером.
-Так что, вы пойдете?
Рамаинен вздохнула:
-Я не знаю, не знаю... Вообще-то мне жутко не хочется.

потом встретить их всех, бгг.
Над именем еще подумать надо


Бен-Хазрат
Чота вспомнились Бене Гессерит из "Дюны"

@музыка: The Cranberries - Zombie

@темы: ДА, кусок, сове, упрт

21:35 

Эмоциональное

Somebody mixed my medecine!..
Понимание раскрылось внезапно, будто случайно упавшая книга, - и сразу на нужной странице.

На истину не претендую, но хотелось бы верить.

-Кто первый покажет симпатию, тот и проиграл? Тот выдал слабость, дыру в латах, сквозь которую можно достать до живого?
-Никто их не любит, - спокойно ответила Рамаинен, тщательно скрывая легкую обиду от резкой реакции. Все-таки сложно было к этом привыкнуть, сложно.
-Только видишь ли, - вела дальше крылатая, - есть Хоук, Варрик, Зевран - да и просто даже случайные прохожие обращают на нее внимание. - Ей с тобой жутко трудно. Мог бы хоть как-то... э-э-э, облегчить ее участь, что ли? Или хоть поблагодарить разок...
-Я только что сказал, что в проповедях не нуждаюсь. С того момента ничего не изменилось. Если это все, что ты хотела сказать, то уходи, - было явно видно, что эльф едва сдержался, чтобы не выдать: "Проваливай!"
Адо уже почти расстроилась. Она бросила как можно равнодушнее:
-Ты пытаешься согреться, сидя далеко от костра, и напиться, даже не подходя к воде. Хотя с другой стороны, мыслей я читать не умею и не знаю, нужны ли тебе это водна и тепло или ты просто пытаешься "играть в людей".
На этом она развернулась и вышла.


Идея, как обычно, казалась чуть ли не гениальной, исполнение, как обычно, слегка подкачало.
Пфф.

странная печалька, что я не похожа на своих героев
жуть, бля
спросить об этом Л.?

@темы: психологическое, кусок, ДА

15:19 

Зарисовки

Somebody mixed my medecine!..
Сублимация состояий.
Push the button to add some drama!


-Слушай, я не... - Рамаинен снова вздохнула и посмотрела куда-то в сторону. Говорить такие вещи было тяжело, страшно тяжело. Она не умела. - Я уже ничего не понимаю.Мы слишком разные. Слишком. Как две отдельные планеты. И... Космический корабль перестал летать между этими планетами, - хмыкнула, усмехнулась: - Дурацкое сравнение. Но, тем не менее. Я так не могу больше. Прости.
Андерс молча смотрел на нее. В наступившей тишине девушка чувствовала себя еще более неуютно.
-Ну, - она поднялась, взяла сумку, - я пойду.
Мужчина только кивнул.
Захлопнулась входная дверь, Андерс даже не двинулся с места. Шевелиться не хотелось.

@темы: очень маленькая зарисовка, дописать, ДА, упрт

23:48 

Время зарисово-ок!

Somebody mixed my medecine!..
Вот и пришла пора АУшки :D Кратенько.
флафф, школота(?), мратота, гаремник и это все вот

-Ты на пару идешь? - Рамаинен спустила сумку с плеча и бухнулась на скамью со вздохом облегчения.
-Вообще думаю, а что?
-Ой, да поиграть страшно руки чешутся, - начала мелкая исподтишка. Затем, понимая, что звучало неубедительно: - Да и вообще, весна, со-олнышко. Сколько тут можно торчать... Давай свалим, а?
-М-м-м, - промычала Ойла, чтобы хоть как-то показать, что она слушает, и собиралась уже было ответить, как Адо пнула ее в бок и махнула головой куда-то в сторону входа.
-Ой, а эт кто?
Старшая подняла голову, поправила очки и привычно прищурилась. Наконец, этот "кто" подошел немного ближе, и девушка узнала в нем новенького, о котором все говорили уже вот пару недель.
-Фенрис... - протянула старшая.
-Он же вроде в вашей группе, не? - с набитым ртом поинтересовалась Рамаинен. - А то эта придурочная хвасталась, мол, новенький, новенький.
Старшая фыркнула:
-Нет, не в нашей. Он с нами на одном потоке. Да и держится особняком. Уверена, что "придурочная", как ты говоришь, даже не говорила с ним еще ни разу.
Рамаинен улыбнулась и пожала плечами.
-Все, не могу здесь больше находиться ни секунды! Третья пара официально отменяется. Пошли.
Ойла не реагировала, глядя на то, как спокойно, будто бы не замечая взглядов, парень шел мимо столов куда-то в одному ему известном направлении.
-Пошли-и, - потянула за рукав заскучавшая Адо. - Харош пя-ялиться...
А затем, после еще одной небольшой паузы, добавила:
-Что, понравился?
Ойла встрепенулась:
-Он? Не-ет, я не... Просто... Просто задумалась! - выпалила с нажимом, глядя на хитрющие глаза младшей. - Все, пошли отсюда.
Два раза повторять не пришлось - Адо тут же вскочила, стащила сумку со скамьи и направилась к выходу.

@темы: упрт, кусок, дописать, ДА

17:28 

Треш, флафф и бормотуха

Somebody mixed my medecine!..
-Так что, ты ложишься? - маг одним движением отшвырнул плащ на стул и начал уж было стягивать рубаху, да так и замер, наблюдая за мелкой. Та замерла в ступоре на пару секунд, а затем спросила как ни в чем не бывало:
-А где вторая кровать?
-Как где, - маг хмыкнул. - Нет ее. - Отступник затих, понаблюдал за резко сменившимся выражением лица, попытался что-то сделать: - Ой, только не надо вот...
Но предупредить катастрофу он не успел.
-Я не буду с тобой спа-а-ать! - взвыла мелкая, развернулась, непонятно зачем бросилась в дальний угол комнаты и замерла там, отвернувшись к стене и закрыв голову руками. - И вообще, - пробурчало из угла. - Оденься обратно.
Андерс тяжело вздохнул, но рубаху-таки натянул.
Минуты две они просто молчали. Наконец, маг не выдержал:
-Ну-у? Может, ты все-таки скажешь хоть что-то?
-Я не буду спать с тобой... - едва различимо пробурчала Адо куда-то в стену.
-Это я уже понял. Так давай что-то решать?..
Снова молчание. Отступник тяжело вздохнул.
-Ну давай хоть жребий бросим!
-Жребий? - Рамаинен удивилась так, будто бы мужчина вообще предложил ей спать на улице.
-Жребий, - подтвердил Андерс, вытаскивая перо из серой от старости подушки. - А ты думала, как? - маг уж было хотел добавить "я сообщу, что с удовольствием посплю на холодных жестких досках, пока принцесска будет наслаждаться сном в кровати?", но решил промолчать. Истерики еще не хватало.
Рамаинен не угадала, в какой руке было перо. Обиженно наморщилась, развернулась и, не говоря ни слова, начала устраиваться на полу.
-Можешь взять мой плащ, - весело заметил Андерс с кровати, буквально чувствуя лучи ненависти в свою сторону. А когда понял, что она даже не пошевелилась, добавил: - И прекрати корчить мировую обиду, пожалуйста. Все было честно.
Первое время она ворочалась, буквально грохоча руками по полу (видимо, чтобы маг проникся ее положением), а еще через некоторое время начала кашлять - мол, смотри, как мне холодно. И это еще не считая обиженного сопения, от которого, наверное, колыхались бы занавески, если бы они тут были. Спать в таких условиях все равно было не возможно. Маг встал - кровать громко заскрипела - и, нарочито шумно шагая, подошел. Мелкая даже не пошевелилась. Тронул за плечо - ничего. Рамаинен усердно делала вид, что она о-очень крепко спала. Тронул еще раз - снова ноль реакции. Наконец-то Андерс не выдержал:
-Не хочешь - не надо! Два раза просить не буду!
Но даже тут она оставила роль. Медленно открыла глаза, будто бы мгновение до этого крепко спала, развернулась и посмотрела на мага. Андерс поверил был, что она только-только проснулась - даже взгляд был слегка туманный! Если бы не знал Адо так хорошо.
-Иди, ложись на кровать, - буркнул маг, прошелся по комнате, взял плащ, обулся.
А когда наглая мелочь устроилась на постели и укрылась одеялом, бросил вслед:
-Благодарить нас не учили, как я вижу?
С кровати раздалось только невнятное фырканье. Маг тоже фыркнул и отвернулся к стене.

Проснулся отступник от того, что стало душно - хотя это было странно. Не то, чтобы его плащ был настолько теплым. Адерс открыл глаза и обнаружил, что поверх плаща на нем лежало еще одеяло. Хмыкнул, аккуратно встал. Наверняка эта плутовка что-то придумала, а таким хитрым способом пытается успокоить совесть, которая, видимо, где-то все-таки была.
Маг тихо подошел к кровати и замер. Ничего она не придумала. Рамаинен спала, свернулась в такой тугой клубок, в какой только могла, и накрывшись сверху одним крылом. Пару раз она вздрогнула, но сомнений не было - спала крепко, это уже не притворство. Маг улыбнулся, вздохнул пошел обратно за злосчастным одеялом.

Андерс аккуратно поставил только что зажженную свечу на стол. Минуту испуганные тени метались по стенам, а затем пламя выровнялось. Эта комната напомнила ему ситуацию, случившуюся уже сколько - три - года назад. Маг улыбнулся мыслям. В этот момент открылась дверь и вошла Рамаинен, на ходу снимая плащ.
-Ты у стены спать будешь или с краю? - проговорила, едва сдерживая зевоту.
-Кровать-то односпальная, - ехидно прищурился Андерс. - Вдвоем влезем, только если оч-чень тесно прижмемся...
Отступник уже был готов выслушивать истерику и предложения бросить жребий, но Рамаинен только лениво выговорила:
-Ну... Так теплее будет, чо. А то тут дубарь такой - ужас.
Маг даже на секунду опешил, а затем попытался парировать:
-Слушай, ты не думаешь, что...
Но договорить ему не дали. Предыдущую реплику Адо просто пропустила мимо ушей и повторила свой вопрос:
-Ну так, ты где спать-то будешь? Давай быстрее, а то я сейчас умру просто!..
Андерс сдернул подушку с кровати и зло буркнул:
-Я буду спать на полу!
Рамаинен скорчила удивленную моську, улеглась, накрылась одеялом с головой и через минуту уже крепко спала.

На следующий день Андерс ходил какой-то сам не свой и с крылатой особо не разговаривал, только так - по делу, и очень недовольно.
-Что это с ним? - поинтересовалась невзначай Ойла, - между вами что-то произошло?
-Ой, не спрашивай, - Адо махнула рукой. - Сама без понятия, что я ему сделала и куда теперь себя деть!
-Ничего между ними не произошло, это его и печалит, - хохотнула проходившая мимо Изабелла, заставив Рамаинен фыркнуть и немного покраснеть.
*не забыть реплику хитрожопого Хоука еще х)*

@темы: флафф, кусок, ДА

20:43 

Go tell the world... I'm still alive!

Somebody mixed my medecine!..
Alone with this vision!

Странный сон снился снова и снова.
И самое жутко в этом было то, что он был похож на какой-то лабиринт, загадку. События повторялись каждый раз с точностью до секунды, до перелива голоса, до упавшей пылинки. Две монахини переговариваются, выходят. Рамаинен подходит и видит мертвую девушку. И тело девушки - ее тело.
Дальше не происходит ничего. Адо понимает, что она спит, это сон, это не реально - но и проснуться не может. Она молча сидит у скамьи и разглядывает свое спокойное лицо.
Первые раз пять один взгляд на себя же вызывал нервную дрожь, потом как-то свыклась.
Вот и в этот раз женщины вышли, как всегда, не заметив ее. Адо пробовала открыть дверь, пробовала выскочить за ними, пробовала рассмотреть хоть что-то в узкое окно-бойницу. Ничего. Будто бы за этой комнатой реальности больше не было. И на этом месте сон останавливался, как если бы писавшее его божество заскучало и бросило эту идею.
Рамаинен тяжело выдохнула. Ее хитрость - устать до полусмерти, до полуобморока - снова не сработала.
Иногда удавалось провалиться в глухую темноту без снов. А иногда она, падая в бессознательное, снова попадала в эту ловушку.
Мысли не давали покоя. Что это все могло значить? Свадебный наряд. Ее тело.
Это морочило ее днем и ночью, будто тоненький писк комара над ухом, будто постоянный гул в голове, медленно сводило с ума.
Девушка почувствовала, как сердце натужно и ощутимо толкнулось пару раз в груди.
"Этого еще не хватало", - сморщилась Адо.
Ей никак нельзя было сдавать позиции. Никак нельзя. Сестер мало, а людей много и...
Девушка лениво перевела взгляд на лежащую (с собой она все равно не могла идентифицировать этого человека, уж слишком это давило на мозг) и обмерла на долю мгновения.
Затем резко дернулась и заорала от испуга. У девушки - той, что лежала на скамье - ткань платья на груди медленно набухала от сочащейся крови.
Но сон, кажется, наконец-то ожил, разомкнулась цепь. От резкого движения Адо отбросило в сторону. Она пролетела через стену, еще что-то задела дернулась и...
-Ты что? - спросили рядом сонно и тревожно одновременно.
-А, да... - Рамаинен села на кровати и огляделась. Сочный лунный свет, сочащийся через узкие окна, разрезал пространство комнаты на пару частей. Девушка чувствовала, как неприятно влажная ткань рубахи касалась спины.
-Снова тот сон?
-Угу. Я это... переодеться хочу, - сипло прошептала девушка пересохшими губами, переступая через подругу, которая спала ближе к краю.
Рамаинен сменила рубаху и зачем-то подошла к окну, постояла пару секунд.
-Ложись уже, - пробубнили с кровати.
Адо не ответила, вглядываясь в даль. Ей хотелось верить, что это была ошибка. Что зрение ее подвело. Она прищурилась еще раз, а затем развернулась и безэмоционально спросила:
-Алая зарница на горизонте... Это что-то значит?
Соседка резко вскочила, отшвыривая одеяло, и мигом оказалась у окна.
Еще пару мгновений обе стояли молча. Старшая подруга в миг стала серьезной, собранной, в отличие от Рамаинен, у которой наплывы паники сменялись сонливостью - впервые за пару недель ей захотелось поспать. Почему-то она была уверена, что кошмар больше не повторится.
-Быстро одевайся и лети звонить тревогу. Не дрейфь, - легко хлопнула ее по руке, видя, что Адо уже видит перед глазами все эти неприятные картины. - Я попрошу настоятельницу отправлять к тебе не особо тяжелых.
Звон колокола долетал до нее будто бы издалека, будто бы и не она трезвонила, что было сил.
Зарница ширилась и росла. Медленно серело. Холодный воздух вызывал дрожь.
Рамаинен ударила в последний раз, разогналась и спрыгнула вниз. По-хорошему, нужно было бы описать пару кругов над тем местом, посмотреть, что там.
Вся сила ушла из крыльев, и Адо больно ударилась ногами о землю, когда садилась. Пришлось даже немного посидеть, пока стопы перестали ныть.
Хмыкнув себе, она поднялась и медленно пошла в монастырь.
Паника вспыхивала в голове, будто костер, в который подбросили хворосту.
"Кто спасет меня? Как я выживу?"

@музыка: Les Friction – Who Will Save You Now

@темы: ДА, кусок, тревога

01:22 

Давненько не было

Somebody mixed my medecine!..
Все, я теперь не связана обязательствами, могу мерисьюшничать, как хочу, и устраивать гаремник :D

Можэ будэ серия зарисовок "А что, если бы".
А можэ и не будэ.

-А интересно, что было бы, если бы мы все-таки замутили в тот раз?.. - вяло и вальяжно начал эльф из своего дальнего темного угла.
-Не знаю, - протянула Рамаинен. - Наверное, ничего особо хорошего. Хотя ты мне и нравился, было бы очень стыдно перед Ойлой и Андерсом.
-Ну перед Ойлой может быть, - нехотя ответил ушастый, - а вот перед магом? Сам не может со своей женщиной разобраться, так, чтобы она ко мне не лезла, при чем тут я-то?..
-Это я лезла? Я лезла?! - вспыхнула крылатая. - Да это ты весь вечер на меня вешался, придур-рок!
-В какой такой вечер? - синхронно спросили вошедшие Ойла и Андерс и переглянулись.
-Ой, - выдохнула мелкая и съежилась в кресле в ожидании чего-то нехорошего. Эльф в углу шумно засопел, тоже явно предчувствуя пятой точкой долгий разговор - это как минимум.

@темы: ДА, очень маленькая зарисовка

00:26 

Somebody mixed my medecine!..
Написано недели три назад, только сейчас руки дошли поправить.
Мрачнота немного.

Все произошло буквально за секунду. Андерс схватил за шкирку, поднял без особого труда и практически пронес над полом так, что ноги не касались досок. Распахнул дверь, затолкал в какую-то каморку и шикнул:
-Сиди тут тихо и не высовывайся, ясно?
Было предельно ясно. За лечебницей кричали, матерились и, видимо, дрались. Рамаинен сжалась комочком и постаралась спрятаться за ворохом старых свитков и полным ящиком каких-то баночек и прочих неизвестных вещей. Аккуратно продвинувшись, чтобы ничего не зацепить, Рамаинен зарылась какую-то непонятную тряпку, отдаленно напоминающую мантию. С приближением грохота и воплей становилось все страшнее. Пару раз с глухим стуком что-то ударилось о стену каморки, в которой она сидела, заставляя содрогнуться. Рамаинен только краем сознания улавливала, что, скорее сего, это были тела. Неживые уже. Старалась об этом не думать. Каждый раз она болезненно дергалась, пытаясь хоть как-то угадать, жив ли еще Андерс. И каждый раз представляла, что вот-вот откроется маленькая дверца и войдут… неприятели. Что же ей тогда делать? Последнее, что она услышала, были шаги. Мерные, спокойные, неторопливые. Идут сюда?
Парализующий страх ядом растекся по телу. Время тянулось бесконечно медленно. Казалось, этот кошмар никогда не закончится. Не помня себя, Адо начала тихонько молиться.
-O ton Aonin! O ton teshin!
По щекам скатывались холодные слезы. Шли минуты, а дверь так никто не открывал. В любом случае, нужно было отсюда выбираться. Вот только тело не слушалось вообще! Сама толком не понимая, как, как у нее хватило смелости, Рамаинен подобралась ближе и тихонько приоткрыла дверь. Резко зажала рот, чтобы не закричать, а затем закусила кулак. Вся комната была усеяна трупами. Струйка теплой крови сочилась по полу и спускалась как раз туда, где сидела Адо, с возвышения низ. Рамаинен глубоко вздохнула и открыла дверь шире. С рефлексом она справиться не смогла: зажмурила глаза и сидела так долгое время, надеясь, что это сон. Что когда она глаза откроет, ничего этого не будет. Но когда Адо медленно приподняла веки, все оставалось на местах. Такого панического ужаса она, пожалуй, никогда жизни не испытывала. И, если выживет наверное, не испытает уже. Перед ее глазами не оказалось ни злобно ухмыляющейся рожи бандита, ни стального ножа прямо между глаз. Ничего такого.
Просто гора трупов по всей комнате. Молитва в голове стала звучать еще громче. Рамаинен чувствовала, что силы ее на исходе. Этот кошмар выпиал их, мешая думать, идти, дышать. Она была уже почти возле дери, осталось переступить последний… труп, как друг услышала:
-Адо! Ты где?
Это был Андерс. И голос его, такой близкий и родной, отдавал еще чем-то странным… Во сяком случае Рамаинен почему-то сдержалась, а не кинулась сразу к нему прочь от этого кошмара.
Тело рядом с ней что-то захрипело. Девушка дернулась страхе и отвращении.
-Бпф… -пуская кровавые пузыри, мужчина с изуродованным лицом пытался что-то выдавить из себя. Вся его одежда была залита кровью, и Адо догадывалась, что у него полностью распорот живот, но смотреть не имела ни малейшего желания. -Беги… - еда выговорил он и затих.
И тут Рамаинен пробило. Пружина страха и немой тревоги, которые отравляли ее до этого, выстрелили. Хоть тело было и буквальном смысле как под действием яда, все мышцы ломило, в голове туманилось, все стало на сои места. Не было времени ни удивлению, ни горю. Осенила четкая и ясная мысль. «Все это сделал Андерс».
Выйдя в коридор, Рамаинен бросилась в противоположную сторону от той, откуда исходил голос. Оставалось только надеяться, что это не хитрая иллюзия. Он ведь маг!
Адо, где ты? - Повторилось снова.
Рамаинен замерла у задней дери, осознавая, что тут закрыто. Закрыто. Паника ударила в мозг, как сильный неприятный запах. Можно было бы постараться перехитрить его….
На этот раз Рамаинен не бежала, а старалась передвигаться по коридору как можно тише. Есть шанс проскочить через гостиную и сбежать через парадную дверь.
-Да где же ты? Выходи!
Голос долетал каким-то таким странным образом, что и сама Рамаинен не могла понять, где маг. И каждый раз содрогалась, представляя, что он выйдет из-за угла и они столкнутся. Оставалось всего ничего - последний отрезок коридора и гостиная. И тут Адо осенило, чем был так неприятен голос. Так говорил их провидец. Каким-то неземным звуком, нездешним. Только тут было хуже. Тут он больше походил на инфернальный. Пробегая гостиную, Рамаинен как раз вовремя повернула голову, чтобы увидеть Андерса, выходившего из комнаты. Его тело, будто бы ставшее каким-то непрочным и тонким, сквозь многочисленные трещины пропускало свет. Тем же голубым пугающим светом полыхали и глаза. Адо не помнила, как она успела. Помнила только, что крылья открывала уже в проходе, и больно задела правым дверной косяк. Ей было плевать, увидит кто или нет. Плевать. Она разогналась и взлетела прямо на улице. Хоть бы не швырнул каким-то заклятием. Хоть бы не убил.
Ойла вздрогнула от внезапного глухого удара о стену. Подняла меч, лежавший на полу, открыла дверь и вышла. Это была крылатая. Она врезалась стену и так и осталась лежать, не меняя позы после падения. Из носа сочилась тонкая струйка крои, но мелкая ее даже не слизывала. Не смотря на то, что видимых ран не было, Ойла сразу догадалась - произошло что-то очень, очень плохое. Почти что вволокла ее в особняк, усадила у камина. На шум и возню спустилась Изабелла, демонстратино запахивая халат на голое тело. Увидев картину, замерла.
-Что с ней? - Поинтересовалась, глядя на каменное лицо Адо.
-Я не знаю. Она не говорит, - Ойла набросила пострадавшей на плечи плащ и, вместе с ковриком, на котором сидела мелкая, подсунула поближе к камину.
Изабелла ближе, наклонилась и глянула прямо в глаза.
-О-о, подожди-ка, подожди. Я знаю этот взгляд. Нам еще онеметь от шока не хватало. - Пиратка подошла к столику, налила что-то из графина в стакан и подала. -На, пей. До дна.
Рамаинен взяла дрожащими руками, и, стуча зубами о стакан и морщась, выпила.
-Ну? - Спросила пиратка. - Пробрало?
Адо смотрела молча, даже не моргая.
-Понятно, нет, значит. На тогда еще.
На третьем стакане Адо закашлялась и сипло выдавила одно слово:
-М-м-маг.
А затем снова потянулась к графину.
-Но-но, - Изабелла стукнула ее по рукам. - Спиваться нам нечего. Если не можешь говорить, то проясним ситуацию так: я буду задавать опросы, а ты кивай - да или нет. Ясно?
Рамаинен кинула.
-Он на тебя напал?
Отрицательный кивок.
-Пытался изнасиловать?
Энергично замотала головой в знак несогласия.
На секунду Изабелла задумалась.
-Убил кого-то?
Рамаинен неистово закивала в подтверждение и все так же тихо и сипло выдавила:
-Много… Людей.
-Голубоватым сетом светился?
И снова неистовые конвульсии в знак подтверждения.
-Ясно… Справедливость, значит.

@темы: ДА

00:27 

Somebody mixed my medecine!..
-Подбери полы, - прозвучало в темноте. Рамаинен резко, рефлекторно распахнула глаза.
Комната, освещаемая множеством свечей, утопает в теплой желтизне. Повернувшись спинами к Адо стоят две женщины: старше и молоденькая девушка, почти девочка даже. Младшая по указанию склонилась и что-то там поправляет. Перед ними, насколько Адо могла видеть, на низеньком столе или чем-то похожем лежал человек.
"Монастырь? Очередной пострадавший? Только вот кто эти двое, раньше не видела их..."
Мысли роились в голове, не давая сосредоточиться - поэтому, наверное, контуры предметов казались такими размытыми. Рамаинен сделала пару шагов и замерла, пораженная. Нет, это не монастырь. Что-то с этим местом было явно не так. Девушке казалось, что она даже своих шагов не ощущает. Чувствуя, как внутри закипает страх, Адо набрала воздуха и тихонько позвала:
-Эй! Что это за место? Кто вы?
Пять бесконечно длинных секунд она рисовала в воображении, какими монстрами могут оказаться те, кто обернутся. Но ничего не произошло. Они не услышали. Рамаинен подошла еще на пару шагов ближе и замерла в страхе и нерешительности.
Тем временем находившиеся в комнате, казалось, даже не замечали ее присутствия. Закончив свои дела, они отошли назад, заставив Адо отшатнуться в испуге, и вскоре вышли. Рамаинен была так шокирована увиденным, что даже не обернулась на звук закрываемой двери. На множестве составленных лавок (штук шесть, пожалуй), лежала девушка-авиан.
Это подтверждала одежда и огромные распахнутые крылья. То, что она спала в таком положении, прямо на спине, на крыльях, говорило об одном - она мертва. Могла быть, конечно, еще и в обмороке, но эта мысль пришла позже, чтобы смягчить интуитивную и, скорее всего, верную догадку.
Адо сделала еще пару шагов. Смотреть не хотелось, но взгляд сам блуждал по телу, подмечая делали.
Вот к чему были эти полы.
На девушке надет традиционный костюм авианов - белый с красным, длинная юбка, гораздо длиннее, чем нужно для удобной ходьбы, и длинные рукава. Адо подошла еще ближе и заметила: под сложенными друг на друга руками погибшей где-то чуть ниже пупка виднелся большой красный круг.
Рамаинен вздохнула. Это платье было традиционным нарядом для первого дня свадебных торжеств и обозначало чистоту и простоту молодой девушки. На второй день она должна была бы переодеться в наряд, расшитый сложными узорами, иллюстрирующий всю жизнь авианов.
А еще в этом платье хоронили незамужних девушек.
Тревога уплывала, сменяясь глубокой грустью. Рамаинен подошла ближе, аккуратно минуя размашистые крылья, и стала у изголовья. Лицо было невероятно спокойным, умиротворенным и знакомым. Почему-то захотелось расплакаться. Адо сделала шаг ближе, даже немного подалась вперед, нахмурилась. Где она могла ее видеть? Или это просто кажется? Ведь в монастыре она уже стольких приняла и отправила в свет - тот или этот - что бессмысленно пытаться припомнить.
Осознание ударило, как резкий запах.
Это была она.
Рамаинен резко отшатнулась. Сердце неистово трепетало. Она умерла? Умерла-а?!

Адо открыла глаза и лежала молча пару секунд, пытаясь осознать, что произошло. Затем вздохнула облегченно, а после - застонала от досады. В те краткие мгновения, пока в лазарете никто не рожал и не умирал, когда можно было хоть немного передохнуть, ей снились кошмары. Хотя этот сон кошмаром в прямом смысле не был. Просто мертвое тело. Ее мертвое тело. Адо вздрогнула от воспоминания. В узкое монастырское окно проникал сочно-желтый луч. Недавно свело, значит. И почему никто не ворвался к ней в комнату с криками бегом спускаться? Затишье, что ли?

-Что значит, когда снится свой... эм... тело, - Рамаинен осеклась и посмотрела на настоятельницу.
Та легко-легко улыбнулась и ответила спокойно и медленно:
-Ничего не значит. Сон это просто сон, Адо. Не у всего есть подтекст. Разве что, может, твое тело пытается сообщить, что оно не выдерживает такой нагрузки - так что иди и попробуй заснуть еще раз, пока есть возможность.


@темы: свое, кусок, ДА

00:00 

Somebody mixed my medecine!..
Мне хуево. Так что вот.

Рамаинен сидела молча, потупившись на руки, сложенные чашкой на коленях. Минут пять назад там и правда была кривобокая глиняная чашка с каким-то варевом, весьма неплохо пахнущим и - главное! - горячим. А по словам мага, еще и успокаивающим. Рамаинен уже давно все выпила, но таким образом она будто вызывала в памяти ощущение тепла.
Внутри было так глухо и так много тошноты и гниения, что не хотелось даже говорить. Бесполезно. Хотелось сдохнуть. Здесь и сейчас. Хотелось бежать. Что угодно, лишь бы прекратить это.
Не пакуя скромные пожитки, вот так, в чем была - выскочить наружу из палатки, разгон, взмах крыльев - и все. И воздух.
Но только куда потом? Куда?..
Адония поморщилась и тяжело выдохнула. Самое мерзкое было то, что абсолютно неизвестно, сколько это продлится. День? Месяц? Год?
Просветления не было откуда ждать.
Она так и не нашла ничего о компаньонах, даже о Хоуке, который обычно становился известным на весь город, куда бы он ни пришел. Защитник, как-никак.
-Champion, - с клекотом проговорила Адо, удивляясь, как непривычно звучал родной язык.
Все казалось таким чужим и неправильным, не вовремя и не к месту.
Все причиняло боль.
Их небольшой отряд, если его вообще можно так назвать, тоже пришелся не вовремя и не к месту. Они умудрились войти в город, в котором как раз бушевало противостояние магов и храмовников. При чем первые явно сдавали позиции. Так что все, кроме Адонии, решили помочь своим. А ей некуда было деваться.
И признаться в том, что она не хочет драться против кого бы то ни было, она тоже не могла. Нальгеро - чуткий! - заметил это ее состояние еще за пару дней до назначенной даты финальной стычки. Придумал что-то, рассказал остальным (по правде, Адо догадывалась, что он сослался на ее женскую физиологию, и это не могло не смущать).
Так что никто не возражал, что она останется в лагере. Тем более, в случае чего придется бежать. Адо подготовила маскирующее заклятие и сидела наготове, настороженная, но в то же время оцепеневшая.
Не известно еще, что было лучше - идти с ними или торчать здесь.
И то, и то страшно.
Рамаинен всхлипнула.
От сильного напряжения казалось, что время остановилось. Каждый шорох вызывал волну дрожи в теле. Хорошо еще, что не ночь. Иначе она бы вовсе сгорела от ужаса. Забралась бы на самое высокое дерево и торчала там без сна.
Столько уже всего прошло, а темнота до сих пор пугала.
Хмыкнув, Рамаинен с трудом встала, прокручивая в голове мысль, что дерево - неплохая идея.
Пока девушка взлетала, ломая ветки и кое-где царапая крылья, само собой пришло воспоминание о том, как ей досталось родовое имя.
Рамаинен. Это от "рамаяре", что значит "окрылять".
Окрыленная.

Оно не очень, но зато слить эту эмоциональную тошноту частично хоть.
Зря сказала только. Это ранило меня. Ранило. Больно.
Больно!

@темы: кусок, ДА

20:07 

Loosing my religion

Somebody mixed my medecine!..
"Жизнь - нечто большее, чем ты"
Он сказал это в пенящейся злости, а затем повторил еще и еще - только другими словами, называя ее самовлюбленной, эгоисткой, думающей только о себе избалованной куклой.
Даже не куклой. Не так он сказал. Нет, не так. Адо не забыла - фраза запечатлилась так точно, что она даже припоминала переливы голоса.
Просто сознание в какой-то момент поставило заслон, не давая вспомнить самую ранящую часть.
Реальность все еще требовала внимания, не смотря на то, какими навязчивыми были эти тяжелые мысли. Расстались они не очень гладко. И почему-то это забивало ее голову в самые неподходящие моменты. Например, сейчас.
-Ну что там? - осторожно переспросил мужичок, и Рамаинен поморщилась, чувствуя нотки отвращения и напряжения в голосе. Она ему не нравится потому, что магесса. Это очевидно.
-Плохо, - пресно ответила Адо, сама удивляясь состоянию непробиваемости сегодня. Может, просто какой-то лимит слез уже выплакан? - Рана глубокая и серьезная. Нож, похоже, проткнул кишечник и...
Поймав туповатый взгляд, девушка вздохнула:
-Не важно. Короче, плохо. С ней нужно сидеть постоянно, не отходя. Я дам мазь и две настойки. Настойки давать утром и вечером по ложке, а ту, которая в красном пузырьке, если будет очень плохо - горячка или невыносимая боль. Мазь намазывать не на саму рану, а на тряпочку и прикладывать. Если тряпка прилипнет, отрывать ни в коем случае нельзя. Нужно смачивать тряпку теплой водой и ждать, пока отстанет сама...
-Чаровница, как думаешь - она выживет?
-Только если вы будете делать то, что я сказала... и молиться.
-Все так плохо?
-Да.
-Кур-рва, - недовольный клиент пнут стул.
Адо чувствовала, как внутри что-то дрогнуло и поджалось, но это был не страх. Удивительно, это был не страх. Вернулась концентрация, контуры предметов стали даже слишком резкими. В голове вертелись сразу пару формул, какими она припечатает горе-нападающего, если он попробует.
-Вечно лезла, куда не просят! Сказал же: не изменял ей, так нет, кур-рва, видите ли, вместе она нас заметила!
-Это вы ее ударили ножом? - осознание, ясное, как молния, прорезало сгустившийся мрак мыслей.
-Ну я, - подтвердил мужик с интонацией тупого непонимания. - А чо? Теперь вот разве что ее родственнички у меня могут хату отобрать, дом-то ее... Но я уже придумал, как все обставить... Скажу, мол, шашни с соседом крутила, я зашел и застал их! Тут они даже возразить не смогут - все знают, что она как-то не так на этого выродка смотрит...
Адо едва подавила вспыхнувшее желание схватить скальпель со стола и ударить его. Минимум пару раз.
-И я, значится, застал их, стали драться, я схватил нож, а она прыгнула этого урода защитить, значицца, ну и подставилась... Я ж не хотел вроде как, да, я честь ейную защищал!
Мужик замер, осознав, что говорит в полной, кристальной тишине. Магесса застыла в позе, остекленела, даже выражение лица не менялось.
-Ну, это если она помрет, сталбыть... Но вы-то уж подсобите, чаровница?
Адо бросила взгляд на женщину, лежавшую на столе. Которая в лучшем случае выкарабкается недель через пять. если этот ублюдок ее собственноручно не додавит.
-И что, часто у вас такое бывало?
-Чо? - недопонял горе-клиент.
-Избиения.
Он моргал пару минут, а затем бросил раздраженно:
-Да как напросится, так и бывало! А вы чегой-то расспрашиваете, ваше дело лечить, сударыня.
"Сударыня" прищурилась. Не будет ни заклинаний, ни ножей. Есть кое-что похуже.
-Ты веришь в Создателя? - Адо сама удивилась, как назвала его на "ты". Но под "вы" он перестал подходить уже минут пять назад.
-Естессно! Тебе-то чо? Харош болтать, лечи мою благоверную!
-Так вот, это теперь божественный вопрос - выживет она или нет. Но у меня к тебе еще одно дело, иного порядка. Если ты не скажешь всем о том, что ты ударил ее ножом, я не буду тебе помогать.
На лице отразилась мучительная работа мысли, он будто бы пытался угадать, что понравится этой странной девице.
-Дык у меня дом-то отберут. Родичи ее. А коли вы не будете помогать - помрет, получается. Из-за вас.
Вот тут пришла пора кульминации.
-Нет, не из-за меня, - в спине привычно потянуло, а затем с мягким шуршанием раскрылись два огромных крыла. - Я и вовсе не человек. Я заберу эту душу с собой, к Создателю. Пусть никто, кроме меня и тебя не знает, что это ты сделал, но Создатель знает. Даже без моего рассказа. Уже. В это мгновение.
Минуты две он стоял в ступоре. Затем едва выдавил:
-Н-не убивайте... милсдарыня...
Адо кивнула.
-Приведи завтра сюда кого-то из ее родственников, и при мне расскажешь.
Для пущей убедительности Рамаинен слегка колыхнула крыльями.
-А теперь выметайся отсюда!

-Что ты ему сделала? - поинтересовался вошедший Нальгеро, слегка улыбаясь. - Вылетел, как из арбалета.
-Обратила в веру, - устало и серо ответила Адо, опускаясь на стул.

@темы: ДА, кусок

20:19 

Somebody mixed my medecine!..
-Нельзя усидеть одной задницей на двух стульях, - на секунду повисла тишина, слышно было, как оба собеседника дышат, согревая влажный ноябрьский воздух. - И хотя я не фанатик и не буду убивать тебя за то, что узнал... найдутся такие, которые будут.
Адо поморщилась, стараясь не заплакать от обиды и неприятных ощущений в раненой ноге.
-Я просто хочу, чтобы это прекратилось. Все ведь страдают. И маги, и хра...
-Тише, - зашипел Нальгеро. - Не все здесь такие терпимые, как я.
-Ну ты понял, кто, - девушка понизила голос до шепота. - Я вообще не понимаю, почему это все происходит.
-Потому что мы не можем это больше терпеть.
-Мы - это кто?
-Мы - это маги, - он наконец-то завершил перевязку и отвернулся. - Ты не была в Круге и не знаешь. И никогда не видела Усмиренного.
Адо молчала, чувствуя, как внутри закипает какое-то неприятное варево из злости, боли и обиды.
-Легко сидеть в палатке и философствовать, - проговорил он жестко.
-Сидеть в палатке? - хрипло повторила Адония. - Перед тем, как попасть к вам, я жила в монастыре. И была там кем-то вроде медсестры и повитухи или что-то типа того... Вы, мужчины, только и знаете, как убивать. Вы не цените жизнь, потому что не вы ее даете, не вы носите ее под сердцем. Вам так легко ее отнять. Как же! Это ведь враг! А на меня ужас нагоняют мысли о том, что минуту назад его сердце еще билось...
Маг хмыкнул:
-И поэтому ты помогаешь нашим противникам? Ты даже не предательница, а вроде как... девушка легкого поведения. Кто хочет, тот и пользуется тобой.
Во рту стало солоно от ярости. Адо схватила со стола нож, и маг, обернувшийся вовремя, уже собрался швырнуть заклятие, но девушка молча срезала бинты и отбросила тряпку, пропитанную зельем. На немой вопрос мага она коротко бросила:
-Я же проститутка, все равно подыхать.
Оделась и вышла из палатки.

@темы: кусок, дописать, ДА

02:02 

Somebody mixed my medecine!..
Они не пришли.
Когда адреналиновое, пружинное напряжение сошло, будто волна схлынула, осталось осознание: не пришли.
Что, если не прорвались, что, если их убили?
Всех.
Что она теперь будет делать?
Одна. С раненной на руках посреди леса.
Вечереет. Скоро запах крови привлечет волков, а раны никак не затягиваются.
Ужаса столько, что им можно наполнить вес этот чертов лес до краев.
Адо чувствует, как горячие слезы сами собой струятся по лицу. Она ничего не может сделать.
Не получается.
Заклятия не работают. Вообще никак.
У нее даже какая-то венка в носу от напряжения лопнула, но никак.
Она даже не может вытереть слезы, потому что измени положение на миллиметр - и есть шанс грохнуться. Они на ветке какого-то могучего дерева, и вниз лететь прилично.
Девушка плачет беззвучно, чтобы не привлекать внимания и попутно пытаясь услышать знакомые голоса.
Она напрягает слух до такой степени, что в ушах начинает пищать.

@темы: кусок, дописать, ДА

22:58 

мини-зарисовка

Somebody mixed my medecine!..
-На пр-роверку стр-ройсь! - бодро провозгласила Адо, окинув взглядом комнату и валявшихся кто где упал друзей.
-Дай руку, - мелкая уже подкатила к развалившейся на кушетке Ойле. И все-таки их не самое, на первый взгляд, культурное общество могло дать фору всяким там приемам у королей. Мужчины уступили дамам место на двух имевшихся койках, сами попадали прямо на пол. Хоук, правда, как предводитель, попытался занять небольшое кресло, но последнее угрожающе заскрипело под его весом, так что осталось свободным.
-М-м-м, - сонно пробормотала та, и, ощутив многократно усиленный запах крови, резко вскинулась на кровати: - Адо, ты же знаешь, я не люблю.
Слегка побелела.
-Знаю, - шутливо-сварливо ответила девушка, - но вас не понять. Магию крови, мол, не применя-ай... Как лечишь без нее - так харе жрать лириум... А как я, по-твоему, увижу, че там у тебя? Обычный обряд жутко долгий и сложный! И там нужны всякие непотребные элементы типа мышиных кишок... Буе.
-Тебе еще детей рожать! - строго и как-то в новинку даже для себя парировала Ойла. Обычно она над таким не задумывалась, а тут как-то... само выскочило.
-Тебе, между прочим, тоже!
Эльфийка потупилась:
-Мне уже нет...
Адо вздохнула и на миг оторвалась от занятия.
-Ну, Ремуса воспитывать! А тевинтерский яд в крови явно этому не поспособствует! И где в этой дыре он мог взяться? Он же стоит три золотых за пузырек!..

@темы: ДА, кусок, очень маленькая зарисовка, упрт

22:29 

Наконец-то я это выдала :ОО

Somebody mixed my medecine!..
Everybody wants to rule the world...
А ведь правда же. И онемение прокатывается по телу от этого осознания. Или это просто происки низкого давления сегодня?

Чертов стресс. Надо бы его как-то выплеснуть.


Реальность никогда нельзя охватить полностью, если ты не бог. Даже расширители сознания, наркотики всякие, Тень и магия - все это только ее части. Разбросанные и ситуативные. Бывает, только на мгновение покажется, что ткань этой иллюзии, будто бинт, с легкостью вспорют ножом - и тогда проступает реальность. Сочная и полнокровная. Тогда понимаешь, почему все так, а не иначе. Куда нужно идти, что делать и говорить. Главное - не противиться этому чувству. Не противиться.
Но с Ойлой никогда такого не бывало. Она только в рассказах слышала о подобном "наитии" и не верила в него, ни разу не испытав на себе. С чего бы должна?
Хмыкнув и надвинув темно-синий капюшон глубже, девушка спешно пошла по извилистой улочке. Солнце село от силы минут 15 назад, а город уже утопал в неприятных сумерках, будто бы их выплеснули из ведра, как помои. Нужно закончить здесь все быстро и убираться - Ремус ждал.
Девушка с недовольством отметила, что переживала за этого мальчонку. Не смотря на то, что спрятала она-то его надежно - как бы ему самому в голову не пришло нос показать... Или, еще хуже, проследить за ней и увидеть, чем она здесь, хм... промышляет.
Встретить бы по дороге еще шайку каких-то разбойников - вообще идеально. Хотя, вряд ли кто-то поверит, что малефикар - а, по словам заказчика, девица именно к ним и принадлежала - спасует перед кучкой бродяг. Да, сложно будет обставить все красиво, а хотелось бы.
Девушка снова непроизвольно усмехнулась, с горечью отмечая - неискоренимое эстетическое чувство заставляло обставить все так, чтобы ее последнее дело было красивым. И не было бы в этом ничего такого! Не будь она ассасином.
Заказчик был точен, как никогда - и в этом была какая-то своя, фатальная красота. Мишень и правда появилась в указанное им время на этой площади, которую Ойла сейчас обозревала, удобно притаившись в переулке, и выглядела точно так, как он сказал. Ну, правда, про внешний вид нельзя было много сказать - девушка куталась в плащ и старалась пройти открытое пространство как можно быстрее. Интересно, что чувствую жертвы перед решающим моментом? Подсказывает ли им что-то о конце? Сообщает ли тревогу?
Ойла медленно потянула за застежку и достала арбалет. Ну вот, голубка, ты долеталась, - фраза как-то сама всплыла в голове, и Олйу это заставило передернуться. К чему тут... голубка?
Она была уже на мушке, еще секунда - и делу конец, но им помешали. Из другого переулка метнулась тень, и эльфийка хмыкнула, сперва подумав, что это тоже убийца. "Да она популярна! Может, ее не так-то просто и положить будет, раз за ней ассасины по пятам ходят?"
Однако дело приняло куда более неожиданный поворот. Выбежавшей была юная эльфийка и, на сколько Ойла могла видеть, ее мишень почему-то преградила девушке дорогу. Ойла поморщилась. Что ей надо от эльфийки? Минуты две они разговаривали, и ясно было, что юная представительница ее народа была сильно обеспокоена - ее глаза бегали по всей площади. Дальше, как показалось Ойле, что-то блеснуло, и девушка тоненько вскрикнула. Ровно в тот момент Ойла и эльфийка встретились глазами - они могли видеть друг друга даже с такого расстояние. Эльфов отличает невероятное зрение, не зря они такие лучники. Ойла подняла левую руку и сделала жест в сторону - мол, уходи.
Малефикарша, значит,нашей кровушки захотела?
Ойла проверила болт в арбалете, чувствуя, как гнев закипал внутри. Прямо вот так нагло, на улице!..
Ну, собственно, до расплаты было недалеко. Эльфийка, пару раз поклонившись (странно!), наконец-то убралась из виду. Ойла легко выпрямилась, вскинула арбалет и выстрелила. Болт свистнул и достиг цели - точно достиг - но мишень почему-то даже не вскрикнула, только глухо рухнула на брусчатку. Хорошо бы сделать контрольный отсюда, но из-за хлама, за которым так удобно пряталась эльфийка, она не могла видеть лежащую. Придется выйти.
К удивлению ассасина, малефикарша оказалась крепкой - когда девушка вышла, механически перезаряжая арбалет, та уже умудрилась подняться на четвереньки. Что ж, сейчас чьи-то мозги украсят брусчатку. Ойла уже не пряталась. Пусть видит свое возмездие. Каким-то немыслимым образом оттолкнувшись одной правой рукой, ведь левая не слушалась (только разорвала плечо! надо же!) малефикарша умудрилась швырнуть заклятие. Ойла отвлеклась, отскочив в сторону, и сама толком не понимая, чего же она медлит.
Жертва, покачиваясь, поднялась, развернулась и вздрогнула, увидев девушку с тяжеленным арбалетом в правой руке. Ойла медленно подняла его, нацелилась. Отчего-то захотелось выстрелить в голову, хотя обычно эльфийка таким не промышляла - противно это, да и следов много.
Судорожно набрав воздуха и схватившись за сочащуюся кровью рану, жертва выдала то, судьбоносное, из-за чего все случилось именно так:
-Ойла, - эльфийка с ужасом видела, как все становилось на свои места, складывалось в ту чертову картину, называемую реальностью, - ты чего?
Страха не было в светлых глазах, лицо спокойное. Сколько же в ней доверия!..
Эльфийке показалось, что больнее было бы, если бы кто-то сейчас со спины кинжал воткнул, чем это.
Но тут мозг раненной, похоже, решил, что они в безопасности - и девушка начала терять сознание. Ойла успела поймать ее и начала трясти, зная, что так поступают только истерички, и что в случае ранения так делать как раз нельзя:
-Адо! Адо, приди в себя! Не спи! Не спать! - голос сорвался на хрип.
Что теперь делать? Что? А если она умрет прямо на руках, более того - Ойла станет виновницей этого?
-Не спать! - отчаянно гаркнула эльфийка.
Рамаинен приоткрыла тусклые глаза:
-Да, я... сейчас... - правая рука скользнула к раненному левому плечу и ослаблено шлепнулась на него - девушка снова потеряла сознание.
Эльфийка чувствовала, что сейчас разрыдается, и ничего не могла с собой поделать. Радость встречи, страх, то, как все глупо получилось, ощущение, что еще бы волосок - и... Слезы капали вниз, на лицо бледной Адонии, от чего она, кажется, пришла в себя. Пару секунд полежав недвижимо, девушка пробормотала, видимо, в полу-сознании (она явно уже не понимала, кто перед ней):
-Не плачьте, сейчас я, э-э... сделаю успокаивающее заклятие...
-Адо! АДО! - Ойла хлопала девушку по щекам. - Плечо, сделай что-то со своим плечом!
-Да-а, плечо... - пальцы правой руки упорно отказывались сжиматься в правильную позицию, поэтому, наверное, заклятие так гулко хлопнуло и дурно запахло паленной кровью.
И после этого Адо отключилась совсем.

@темы: кусок, ДА

Солнечное сплетение

главная