Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: фонтанируя (список заголовков)
20:28 

Ну а потом - сама знаешь кто!..

Somebody mixed my medecine!..
И тут до меня дошло.
Дошла 1 маленькая причина одной части моего гигантского раздражения, когда трахея корежится и нечем дышать.
До меня, черт возьми, дошло.
И это достижение.
Меняться.
Во всяких таких посылах я чувствую скрытое: "Это плохо. Тебя такую не полюбят. Ты должна вырезать это из себя"
И тут до меня дошло, что я могу показать фак и сказать: "Илите нахуй. Меня можно полюбить и такую, как я есть. И с этим качеством".
Вот такая фишка.
Фишка в страхе и паранойе отторжения.
А тут прям почти прямым текстом - отторжение.
И что же, я за раздражением прячу свой страх?
Я не могу взять и стать другой.
Я не могу, блять.
Я пыталась, сука.
До истерии
До неврозов
Я пыталась
И сейчас тоже иногда, потому что окружение огромным цунами топит меня.
Но блять.
У меня не выходит нихуя.
И напряжение такое, что куда там.
Посему можно заключить, что это слабовозможно.
так вот.
Если во мне и есть какие-то херовые качества
То это мои качества
Мои проблемы
Мои мучения
И!
Все равно будет (вероятно, даже, есть!) человек, который любит меня такой.
Я блять заебалась ощущать себя херовым кентавром
И трястись, чтобы никто не увидел мою уродливую часть.
Я не мо8у сказать, что отныне похуй.
Не отныне - процесс.
И не похуй - неправда, постепенно, лишь постепенно будет смываться напряжение.
Но мне так хочется сыграть жертву.
Но мне так кажется, что это никому не.
Зато я могу пожалеть себя.
Сколько угодно.
Правда.
Сука, правда!
Я могу жалеть себя, когда мне больно.
P.S. Материалы, не рекомендуемые лицам до 18 лет? Аха-ха, я сама пишу такие материалы.
P.P.S. Пора завязывать с матами.

Как трудно-то. Вдох-выдох. Вдох-выдох.
Я чувствую себя херовым выродком.
Я ненавижу себя.
Блеать, знали бы вы, как это, КАК ЭТО БОЛЬНО. Захлебнуться, потерять 8 жизней из 9 - хватит этой боли.
Но все получится.
Но!
Все.
Получится.

Научиться переваривать любовь.
Иногда это кажется невозможным.

А, бай зе вей.
Узнать у Оли, одно ли это: злиться на человека и сваливать на него свои эмоции?
По-моему, моя проблема как раз в том, что я не могу это выразить.
Так чо за херню мне тут щас толкают, блеать?
фаааак. нихера не понимаю, и голодная.

@темы: психологическое, фонтанируя

14:25 

Я не верю в Бога

Somebody mixed my medecine!..
Я не верю в Бога...
Я верю в то, что мы всё сдадим!
Я верю в то, что не зря сидим
Над томами литератур
Я верю в то, что закончится дождь
Или в то, что он станет тёплым.
Я верю в то, что когда ты придёшь
Я буду полностью личностью;
я верю в то, что сейчас Демиан
Стоит без зонта, ждет зелёный
И что он без меня - никуда
Что свободен и свеж; невлюблённый.
Верю в то, что я точно - enough
Что сердца ваши станут дорогой
Я идти буду вверх и сминать;
Равнодушным шагом, крылоногим.
Я верю в то, что всё будет
Если не всё, всё равно - будет
Если не будет, всё равно...
А стойте-ка.
Да, я верю в Бога, пожалуй.

упарывание перед ахтунговой неделей после просмотра страницы конкурентки
СОБЕРИСЬ АНЯ, *ТЬ!
Когда я перестану страдать этой сравнительно-оценгочной херней. Нееее, что значит - когда?! Взяла, *ТЬ, и ПЕРЕСТАЛА! Ты из института филологии! Тут специфика не позволяет выйти отсюда не-охуенной и не-охуевшей.
Нервная неделя.
Синекрылый Январь, спасай.
Скажи, что в меня кто-то влюблён.
Помоги мне понять это!
Докажи мне это!

@темы: фонтанируя, стресс

22:35 

Somebody mixed my medecine!..
-Не смотря на то, что я ненавижу тебя, - она глянула прямо в глаза, собирая всю смелость, и видно было, как трудно это давалось: - Я не хочу уходить.
Ответа не последовало. Лицо исказилось раздражением и болью безответного откровения. Ничего не могло скрыть её лицо, ничего. С шумом развернула крылья, надувала щеки, и разве только не срывалось с губ: "Ну и ладно! Ну и не надо!"
Развернулась первая пара, затем вторая и третья - в строгой последовательности. Мощный взмах зашвырнул легкое тело в высоту и прозрачность вечернего неба.
Улетела.

@темы: фонтанируя, шестикрылая

22:27 

Somebody mixed my medecine!..
-У меня только одна мысль сейчас в голове.
-Домой-домой-домой?
-Не. Бля-бля-бля!!!


Поместье проснулось от ранее никогда не слышанного шума, от волнительных звуков из далёких легенд. Трепетали занавески, со столов во дворе слетали вазы с цветами, падали небольшие подсвечники, летели лепестки нежных цветов и поднималась пыль.
Она пришла.
Она и её племя.
И в нарастающем шуме становились слышны первые испуганные крики, первые признаки страха.
-Захлопнуть ставни!
-Я н-не пойду...
-Марш наружу! Я сказал: захлопнуть ставни!
Племя из страшных историй. Племя, которое крадёт людей и уносит к себе, чтобы принести в жертву своим богам - кто знает?
Она мчала вверх, на самую верхушку, потеряв дыхание давно-давно, на самых нижних этажах. Винтовая лестница. Последняя преграда.
Она знает. Она знала это племя, и она знала то, что их бог не приемлет кровавых жертв.
В темноте ночи поместье казалось охваченным каким-то светлокрылым ураганом. Он хаотично перемещался, поднимая волны страха и тучи пыли. Ещё немного, и вершина. Главное, чтобы её заметили. Главное, чтобы вовремя.
-Они подожгут поместье! Они подожг... - истошный вопль.
Очень хотелось верить, очень хотелось, что не приемлет кровавых жертв. Потому что сомнения в этот момент - это финал. Только не здесь, только не на этой высоте. Или с ними, или вниз.
Шум, гам и бесконечное количество хлопков крыльями. Свист, резкий и неприятный, мимолётное движение и её лицо прямо перед глазами. Волосы на макушке тронуты лунным светом, остальная фигура утопает во мгле, закрытая тремя парами крыльев. И есть в этой темноте что-то... знаковое.
-Идешь?
Она смотрит на сияющую улыбку, знакомую улыбку, сто раз виденную, сто раз утешавшую, она смотрит и чувствует тревогу. Протянутая рука, топот ног по винтовой лестнице, и темнота, темнота, в которой тонет всё на свете.
-Иду.
Рывок, вырывающий плечевой сустав, ветер, волосы в рот - и высота. И белокрылый ураган, и страх, и этот сияющий в темноте взгляд - всё внизу.
-Нам нужно будет сесть, я возьму тебя удобнее.
Разодрать лицо и руки ветками, с хрустом вломившись в спящий лес. Но это всё не важно, это всё во сне.
И снова - вверх.
Звонкий и прозрачный воздух, темные леса, змеистые реки, и такая ночь, такая опьяняюще-светлая ночь, что, кажется, различимы листочки. Всадник, затерявшийся в волнующемся море травы. Кто он, куда он едет? Облитый луной, самый богатый в мире, владелец всего этого огромного, необозримого простора. А кто они? Они - пушинка, несомая ветром, течением, прихотью божества.
Божества, которое не приемлет кровавых жертв.
Медленно, нежно приходит ощущение мелодии. Не достигает слуха, именно - приходит ощущение. Шестикрылая не поёт, скорее, тихонько мурлыкает, и из-за плотного контакта чувствуется, как резонирует и дрожит всё у неё внутри. И хочется знать эту мелодию. Хочется знать, подпевать, да так, чтобы волнами накрывало весь этот спящий мир, этого затерянного в травах всадника, то далекое поместье, людей в нём, крылатых возле него - всех, всех, всех!
И приходит понимание, почему в её племени так много бардов, откуда так много песен.
-We walking in the air...

И столько было в ней силы, столько напряжения рвалось сквозь кожу наружу. Под стальной хваткой жгла и краснела кожа.
-Они схватили всех моих. Всех. Моих.
-И что же, сдашь меня теперь?
-Сдам, - и снова эта темнота, падающая на её лицо, укутывающая всю её фигуру. Но теперь всё не то, теперь будто ей тяжело дышать в таких одеяниях. - Один не стоит тысячи. Тысячи оставшихся.

-Достать мне её - живую или мертвую!
-Мертвую? Н-но, господин....
-Что непонятного?! За мертвую награда, правда, будет ниже. Так сказал принцепс!

Красивый силуэт, ставший ненавистным за такое количество повторений. Мягкое шуршание ткани, мягкий обворожительный голос:
-Она не придёт.
-Она и не ходит, - четко и раздельно в тишине открытого мраморного зала. - Летает.
-Уроды водятся с уродами, - его зычный голос тонет в тишине, не отражается, не удесятеряется извечным колдовством. Тогда тоже была такая ночь. Такая прозрачная и глухая ночь. Луна заглядывает в многочисленные арки и витражи немигающим глазом. Всё, как и тогда. Не хватает одного - этого:
We walking in the air...
Вместо опостылевшее:
-Она не придет.

Развалины древнего храма (?) на возвышении. Внизу - плоская серебряная тарелка равнин, и над ними - купол, как тончайшая искусно вытканная тюль. Хочется протянуть руку, отклонить и заглянуть за.
-Зачем ты пришла.
Молчание. Стоит спиной. И, не поворачиваясь, будто больше не ей, а этим полям.
-Я хочу, чтобы ты знала, - голос выдает сильную душевную тяжесть. - I'm no hero.

@темы: фонтанируя, шестикрылая

00:26 

Somebody mixed my medecine!..
Обоже, что я делаю.
Отступать можно, ещё можно, но получится, что i'm never enough.

Так что в любом случае, carpe diem!
Правда в том, что я никогда не стану пуленепробиваемой.
И в том, что мне всё же страшно.

Безразличие и безответственность ;D

У нас нет горячей воды целый один день, а я уже подумываю о том, чтобы жить в корпусе универа. Интересно, со стороны моя жизнь выглядит интересной?
нахер-нахер-нахер оценочную систему; сделать её действительно интересной, наполнить!

Ну чо, пошла водичку греть.

Да сохранит меня Сенмурв и мой ангел; и все те, кто хотят меня сохранить.

@темы: хлеб насущный, фонтанируя, о тревоге, ах, этот свежий будний день

00:29 

Effebrio

Somebody mixed my medecine!..
Я никогда не ведала такого мучительного состояния. Никто не спал. Кроме неё, метавшейся в лихорадке. Меня разрывало на клочки. Я помню, что совершала какие-то бессмысленные движения, типа широко амплитудных раскачиваний на стуле, чтобы помнить, что у меня ещё есть тело. Чтобы не расслоиться совсем.
Всё начиналось тихо. Она пришла и легла, уставшая, улыбаюсь прикосновений к грязно-серой, но чистой и прохладной простыне. Тихая, не как обычно.
Трясущаяся от лихорадки впервые выпускает сразу 6 крыльев. Пара нормальных, пара непропорциональных, пара мокрых и маленьких, со слипшимися перьями – только рожденные.
Некому помочь.
Шамс не в силах даже подняться с пола. Набивает пару синяков в бессмысленных попытках. Потом она отращивает когти и идёт мочить людей. Нэн страшно. Никого рядом, чтобы помочь. А потом приходит Санджи и тупит.
К-к-к-к.

Effebrio!

@темы: ахаха ван пис, горячка, фонтанируя, шестикрылая

22:48 

Somebody mixed my medecine!..
Однажды ты придёшь на этот луг и сорвешь эту идеально красную, карминовую розу. Розу, которая выросла на моей крови.
Однажды я буду ранен тут, ранен и убит, и отдам всю свою кровь в землю, в землю.
Я погибал в белой тоге, и ты будешь в белой тоге, раненная моей красотой. Какой красивый пейзаж, виденный не раз!
Ничто не подвластно уничтожению.
Это поле выращено на крови былых подвигов. И ты держишь их в руках, величайшую смелость, величайшее благородство человеческое.
Шестикрылая Шамс, в белой тоге на фоне приходящей бури. Когда-то и из твоей крови прорастут цветы.

В грязи буднихдней твои волосы золоты
И из крови твоей прорастают цветы.

@темы: буддийское, дописать, стихи, фонтанируя, шестикрылая

22:18 

Я страдаю хернёй

Somebody mixed my medecine!..
И пришёл тот день.
Классическая пиратская казнь – с завязанными глазами по доске, и в море. Отходил мой корабль. И никто не придёт. И он не пришёл. Я им незачем. Незачем.
-Не сдавайся! Не сдавайся-а!
Белая, лёгонькая тога – как же ей было холодно в рвущем ветре, в надвигающейся буре. Топот ног в сандалиях Гермеса, и грохот мифологических войн, и слова благородных героев, и благословения богов, в этом её, в фальцете этой мелочи:
-Не сдавайся!
Мой корабль отходит от пристани. Она не успеет. Даже если свершится чудо, допрыгнет до корабля – отрубят верёвку, за которую она ухватится, или пальцы, которыми она ухватится. Она была молнией в надвигающейся буре, сияющий пояс, сияющие сандалии. Мне хотелось, чтобы она ушла. Хотелось и не хотелось. Единственная, почуявшая. Единственная, проявившая жалость. Та, которой я чуть не сломала спину при первой нашей встрече сейчас неслась, задыхаясь. Зачем ей это надо? И почему никого из них нет, никого, никого…
Как больно. Как обидно и больно, и хочется сгрести её в охапку и рыдать в белое плечо. Корабль уже далеко, никаким человеческим прыжком не преодолеть расстояние.
Всё.
-Передавай мои прощания!
Как пафосно, как круто, и как ошмётками опадает всё внутри. Хоть бы голос не дрогнул, хоть бы слеза не сорвалась. Но она видит, видит глубже. Мощный хлопок, распахиваются два огромных крыла, я слышу, как свистит, проворачиваясь, колесо Сансары, и понимаю: не сейчас.
И тогда думается: за что её так держат в этом мире, за что же столько страданий, столько тяжести? Тот, ради кого она провернула всё это, даже не вспомнил… Хлопки мощных крыльев. Слёзы, капающие прямо в море. И, зависшие на мгновение между небом и морской гладью, двое – тяжесть и чрезмерная лёгкость, величественность туч и сияние молнии, обе отдавшие свои жизни в руки кого-то более…
Как же больно раз за разом оставаться человеком, как же больно…
Да разразится буря, грянет буря! Пусть рухнет небо под тяжестью её дум, пусть рухнут они – в бушующее, неистовое море, без надежды на спасение. У одной глаза перевязаны черной повязкой, но она и так может видеть, у другой белые крылья непослушны, но она и так может лететь. Огромное белое пятно на черных водах.
-Мы всё же умрём.
-Думаю, да.

@темы: ахаха ван пис, для, фонтанируя

19:42 

Somebody mixed my medecine!..
Никто не видел её, не замечал. Только я. Кажется, только я.
Это должна быть она. Точно - она. Светлые, солнечные, почти бесцветные волосы, белоснежная тога на слегка загорелом теле, перехваченная золотым пояском и такие же, идеально в тон, сандалии на ногах - с крыльями. Это она. Та.
-Что, у лунатичной очередной ступор? - насмешливо-щекотное над ухом, да так близко, почти касаясь щекой щеки, что впору и обидеться до слёз, и залиться краской.
Но не до того. Никто из них не знает, что её смерть сидит за пару метров, вертится от скуки на высоком стуле и запихивает за щеку сладкие шарики из теста.
что бы он сказал, что бы этот кок-нахал сказал, если бы...
Нэн не помнила, почему не расплакалась, и не понимала, почему подошла ближе. У мифического существа, находящегося теперь уже на расстоянии вытянутой руки, закочились шарики, и она лениво и недовольно сложила деревянную палочку на внушительную кучку других. Ро гипнотизировали её движения - плавные, внеземные, её выгоревшие волосы, и вообще, солнце, солнце и теплота, пребывающая в ней. Кто бы мог подумать, что смерть бывает тёплой.
-Э-эй, обжора, сколько можно деньги тратить на всякую дрянь? Да и тем более, тут такую мерзость готовят! - задета профессиональная гордость...
"Завещание не написано, - думает Нэн, расплачиваясь за палочку сладостей. - Но нечего завещать"
Последняя, горькая ирония. Это надо же - накормить свою смерть сладким. Это надо же...
Девчушка благодарно принимает лакомство, и стоит ей только приоткрыть рот для благодарности, как Нэн резко, изо всех сил дергает за пояск вниз.
Девушка падает несуразным мешком в пыль, вымазываются её божественные одежды, улетучивается вся мистика и мощь. Кряхтит и стонет от сильного, безусловно - очень сильного удара спиной, но бесплатной сладости не выпускает.
Тут уже Санджи не выдерживает:
-Ты совсем рехнулась, что ли? Какого дьявола ты творишь? - скрипучий вопль, а к пострадавшей мягко, заискивающе: - Девушка, вы как? Не обращайте внимания на эту полоумную! Что, где болит? Ничего не сломали?
-Везде-е, - едва выдавливает из себя неудавшееся божество.
Такая ничтожная, такая мягенькая, аморфная и никакая, только сладость и боль в спине значат для неё что-то, и упадающий вокруг Санджи...
Но секундный, мгновенный взгляд, а оттуда - сталь, и волнами в памяти это: "Завтра".
Насмешка во взгляде, едвауловимая, никому незаметная насмешка.
Завтра.

@темы: шестикрылая, фонтанируя

19:10 

Somebody mixed my medecine!..
летел и таял...
больше не тает
завтра я ещё не умру,
но кто его знает, завтра...



...пламя.
Внутри всё перестает быть жидким и текучим, внутри всё сворачивается. В глухие тугие комки.
Пламя везде вокруг. Горит корабль. Пламенеет само море, политое какой-то дрянью. Огромные, огроменные огненные волны. Посмотреть бы на это с высоты птичьего полёта, да не удастся. Капитан последним покидает корабль.
В её случае - погибает вместе с кораблём.
Мягкая рука сжимает слабый пушок волос. То, что осталось от волос.
-Ты не умрешь сейчас. Позже. Завтра.
И они пошли. Пламень гудел и рвался, но покорно расступался. Спаситель(-ница?) не церемонился, просто волос её за волосы сквозь мерно колышущееся огненное море. И тогда казалось, что она начинала чувствовать, чувствовать ритм волн...
Все смешалось. Два временных отрезка захлестнули друг друга, были нещадно раздавлены, смяты сильной, но худой рукой. Она помнит, она видела, как выпирали суставы, будто вывихнутые, как белели костяшки: непросто перемешивать время.
Она помнит улыбающееся лицо мальчугана:
-Ура, вы пришли в себя! Вы меня слышите? Еге-е-й, я - Монки Д.Луфи, а это...
Она помнит ровную спину в белоснежной тоге - единственный ориентир в этом рушащемся мире.
И голос, запечатлённый, выжженный в мозгу: "Позже. Завтра."
Ей, говорят, медведь на ухо наступил. Но этот тембр не спутать теперь ни с чем. Тихий, растворяющийся в грохотании пламени, - не спутать ни с чем!
Завтра. Завтра уже наступило? Она уже умерла?
Или не наступит никогда, потому что всё - сегодня?
-Где я?
-Вы - на моём корабле, судне будущего Короля Пиратов! А это - моя команда, значит, справа налево...
-Луффи, ты придурок, человеку плохо, она только-только в себя пришла!..
-Действительно, может, хоть в каюту её отнесём?

-Как это случится?..
-Я приду за тобой.

Завтра. Завтра - это так далеко, что кто его знает...
Синее блюдце неба, чайки и солнце, горящее и горячее лицо - без единого ожога, только вместо волос на голове какая-то жиденькая пушистая мочалка.
Завтра.
Что она помнит, как она узнает свою смерть? Посланник бога ветров, белая тога и золотой пояс, крылатые сандалии - разве это не из мифов, разве он существует?..
Неудачный поворот головы, видит: две загорелые ноги в позолоченной лёгкой обувке. Вот и пришло завтра.
-Я не хочу умирать...
-Да о чём вы, всё нормально!
-Луффи, не тряси её, ради Бога! Есть на этом корабле нормальные мужчины, которые аккуратно донесут её до каюты?!
-Всегда к вашим услугам, Нами-сан!..

@темы: ахаха ван пис, для, фонтанируя, шестикрылая

20:08 

Что тебе в имени моём?

Somebody mixed my medecine!..
Максимилиан, Вальдемар, Гавриил, Эрнест, Демиан, Евграф (не, ну это так, поржать)

@темы: фонтанируя, хочу-хочу-хочу-а!

21:32 

Somebody mixed my medecine!..
Хотите всю жизнь свою быть несчастными?
Что же поделать - будьте!
Я буду смеяться днями ненастными:
Примите, не обессудьте.
В радости быть уютней.


Я не напишу это в комментарии, потому что никто не станет слушать. Автор закостенел в своей хитиновой оболочке, или был зол, или несчастен, расстроен, разочарован. Я не буду тратить сил своего удара для проламывания его панциря, он мне - никто.
Я потягаюсь с чем-то большим, я потягаюсь(я потягаю/меня потягает?) с идеей.
Но сначала - три условия, без них дальше не попляшешь.
1. Всё, что чувствует человек - естественно.
2. Счастье (ну, во всяком случае, определённая доля покоя и каждодневного умиротворения) заключается в принятии.
3. Человек жаждет любви всё свое сознательное (да и бессознательное, думаю, тоже) существование.
Т.к. чаще и дольше всего мы находимся в этом мире с собой, :) то максимум этого можем дать себе только сами.
Так что автор этого текста, скорее всего, достаточно несчастен, и уже страдает от этого, либо даже ещё толком не осознает.
Утверждение, конечно, в корне неправильно (внимание! речь пойдёт дальше о homo sapiens, а эти существа, как минимум хоть сколько-то способны к рефлексии и осмыслению :) ).
Тащем-то, не мне делить людей на классы, но все же любят этим заниматься, верно? Так вот, не отрицаю наличие людей с не очень высоким интеллектуальным потенциалом, каких, наверное, и можно назвать "серой массой", "червями" и прочим. Но они-то как раз живут и не парятся (глас начинающего псевдопсихолога: не осознают, что парятся!). А вот люди, обдумывающие и осмысливающие, они-то как раз от подобного и страдают.
Позволю себе разъяснить: основой всего на свете является эгоизм. Поэтому утверждения "сделать что-то для кого-то", "умереть за кого-то" и т.п. в корне неверны. Тут даже говорить нечего. Психически здоровый человек не будет делать для кого-то что-то с собой.оно ему надо?
Но это мелочь. Вся ошибка, порождающая мегатонны боли и самобичеваний как сейчас, так и в будущем (в нём, вероятно, их будет больше) - непринятие себя.
Не каждый уникален и неповторим.
Уникальным можно только стать, сотворив из безликого себя нечто большее — личность.
Лозунг "принимайте меня таким каков я есть" — попытка самооправдания посредственностью.
"Принимайте меня со всеми моими недостатками" это роспись в собственном бессилии.

У этого змия ещё много-много имён :3 и все они об одном, все они для того, чтобы вы страдали :33
Потому что всё вышеперечисленное непременно вызывает страдание. "Я хочу быть умной/уверенной/весёлой/красивой/популярной, а на самом деле я..."
"Я хочу, чтобы меня любили и обращали внимание девушки, быть богатым и уверенным, эрудированным, а на самом деле я...."
Ну и самое-самое: "Я хочу быть уникальным!"
Так вот, ответы:
Каждый уникален и неповторим.
Никем нельзя стать, нельзя из себя ничего сотворить.
Лозунг "принимайте меня таким, какой я есть" - самый храбрейший вызов миру, который только можно бросить.
"Принимайте меня со всеми моими недостатками" - высочайшая сила, признак просветлённости. И я хочу быть просветленной тоже :))
Мне хотелось бы развивать тему дальше растекаться мыслию по древу, но мысль, собственно, была потеряна.
Скажу кратко: автор - м*дак! хд
Шучу.
Автор, вероятно, несчастен. Но до него мне мало дела есть.
Скорее - есть до себя.
И до того, что этой чертовой эпидемией травят наши сердца.
Не знаю, как так он, но я собираюсь dare greatly.
P.S. Именно недостатки делают уникальным, оформляют личность. Идеал однороден. Если бы все были идеальны, на Земле существовал бы всего 1 человек )
P.P.S. Правда обидно и непонятно: почему люди не хотят думать? Почему ширпотреб в тираже? Почему мрачняк на волне? :) Этот парадокс не открылся мне.
Да и вообще, зачем столько времени было на фигню тратить? Пф-ф, в следующий раз буду бережливой.
Я не хочу так вкалывать в универе :С
Я хочу быть просветлённой! :3
Не-буддийская бодхисаттва! :3 ага-ага, ну как немокрая вода примерно.

@темы: Фонтанируя, послание, псевдопсихос

00:02 

Somebody mixed my medecine!..
Человек, который меня понимает
Встал и пошёл спать
Меня дёргает, накрывает
И мне только ждать,
Ждать.
Тело держит на одной напряжённой
струне
И талант земнорождённых -
Получать удары не только извне,
Создавая их
внутренне.
Я не знаю, кто мы
Я ничто
Никакое ничто
Немое ничто
Что?
Моё сердце весит смешно
Забирай.
Но такая неуёмная дрожь!
Ты ли выдержишь,
Ты ли прождешь?
Умирай.
Умирай!
Моё сердце отдай
Пусть вернётся и ляжет в пустую ладонь
Да, мне больно терпеть этот белый огонь
Но мне, кажется, выбор не дали.

нет невыразимых вещей.
есть вещи изматывающие
когда ты уже не в силах
И вещи настолько больно-медитативные, больно-приятные
Что сублимировать нет и малейшего желания.
Вещи, когда ты начинаешь видеть больше
Когда ты знаешь всё и всех. Всех. Всех.
Когда ты без оков.
Я жила бы в таком всегда, но...
Но.
Схвати её за руку - и она сломает тебе руку.

Смыла правда нет.
Я хочу сбросить все эти цели. Сбросить. И вдыхать эту полноту каждое утро. Каждое! Утро!

@музыка: Смысла.нет

@темы: для, опьяняющая жизнь!, поэтическое, фонтанируя, экспромтом

23:18 

Somebody mixed my medecine!..
Ангел был шестикрыл, шестикрыл
Шестикрылую ты погубил, погубил!

1.-Это жестоко… Мне снится нечто подобное каждую ночь!
-Но это ведь правда. Именно из-за тебя это и началось.
-Да я-то тут при чем?!
-Пф! Кто пригласил её в сад, при этом будучи помолвленным? Чья невеста со злобы выпустила ей стрелу в крыло? Именно отсюда всё и покатилось… Дальше уже само собой, как с горы.
-Вот именно! Само собой! Я был лишь винтиком, деталью, на моём месте мог быть кто угодно… Я не ведал, к чему это приведёт, только слепо исполнял волю рока.
Парень зевнул:
-Если вы фаталисты, то мы – нет. Вера в судьбу – трусость, нежелание принять ответственность на себя.
После короткого, как выстрел, молчания:
-Ты погубил цвет нашей нации. Мало кто рождается с шестью крыльями. Теперь их ещё на одну меньше.
-Да прекратишь ты это или нет?.. – зашипел аристократ. Он раскрыл душу, снял покров, позволил добраться до мягкого, трепещущего.
Снова зевок, кажется, от скуки, но на самом деле – от недостатка кислорода при сильном волнении:
-Прекращу, мой господин, - со свистом, с ядовитостью в «с», - но не прощу, - последнее проглатывает, ожидая удара.
Ничего. Молчание и ночь.

2. –Вы же, кажется, обручены!
-Обречён, а не обручён.

3. Но откуда, откуда этот урод знал, что, рождённой шестикрылой, уже далеко не так даже без пучка перьев? Тем более – без одного крыла. Уже совсем не то. Бесконечно – не то. Будто внутри легких вставили спицу, невидимую, вызывающую неострую боль, но отравляющую каждый, каждый день.
-Да, я понимаю, такой, как вы не до меня. Но.. подумайте, все же. Я отдам всё, что у меня есть!
Почему? Почему она вообще должна была помогать какому-то левому человеку и какой-то его левой дочке? Если бы пришли и его попросили отдать руку, например? Или почку? Или лёгкое? Да, без крыла можно жить, можно, но когда ты с ним родился, когда ты с ним выстрадал, когда ты вывихивал, выворачивал, ранил, царапал, обжигал и ломал его, тогда без этого крыла…
Она закрыла лицо руками, чтобы не зарыдать. Показалось – в раздражённом, злом жесте. Тут же отняла.
-Подумайте…
-Пошёл вон!
Раньше бы она никогда не позволила себе такого в сторону старшего. Серафов так воспитывают. Серафы вольны, но умеют, знают, когда и к кому проявлять уважение. К старости, к боли, к страданию. Она потеряла крыло. Она потеряла часть себя, часть своей сущности. Её место заполнило нечто грязное, нервное, нечто смевшее наорать на старичка.
Молодое тёмное лицо в осколке зеркала. Синяки под глазами. По достижении определённого возраста серафы не стареют. Но она ещё действительно молода, она ещё не перешагнула тот возраст. Зато перешагнула другой. Её крылья перестали быть полностью живыми, полностью плотскими. Они налились духом, они получили благословение божества ветров.
И вот теперь лежит на полу, аккуратно завернутое, запелёнатое в самую чистую, самую мягкую ткань, которую она нашла, её драгоценное, её шестое крыло. Белое. Никакая грязь к нему не пристает. Мягкое, прекрасное в полном оперении. Только чуть ниже плечевого сустава маленькое черное пятнышко – ранка с давно запёкшейся кровью.
Лучше бы оно сгнило. Лучше бы оно воняло, лучше бы разлагалось, лучше бы его сожрали черви! Сжечь, похоронить, забыть. Лучше бы тот день не был днём, когда ветер дохнул на неё. О, как она этого хотела. О, как она ждала этого редкого, этого исключительного благословения!
Но только не в тот день. Теперь мучайся.
Если бы нет, тогда бы срубили к черту все крылья долой, выровняли бы спину, и как ничего и не бывало! Только в спине остались бы лишние кости, становящиеся видимыми при наклоне без одежды.
Но нет. Все хуже, все жестче. Пути к отступлению оставлены, оставлен шанс на спасение, ничто не безвозвратно. Якобы. И мучайся, и бесконечно страдай в разъедающем ожидании, в разъедающих сомнениях – реально или нет? Высокое, ужасно высокое напряжение для юной, для молодой. Какая там мораль, какая там сила духа?
Но тут – добивают. Ещё больше. Ещё хуже. Рубежно. Отдать это крыло – самой обрезать все пути к отступлению. Реши так за неё судьба, не было бы выхода, кроме как принять это. Но теперь-то, теперь-то выход, кажется, есть!
По достижении определённого возраста, при получении благословения ветра, крылья перестают гнить.
То ли дело – душа. Душа способна гнить всегда, от начала миров.

Серое утро, серые тучи. Туман. Туманные глаза и серое лицо больной дочери. Черные, черные глаза и чернеющие ногти мертвеющих рук.
Но свет приходит. В то утро старик нашёл его на пороге своего дома, персональный сгусток света, оформленный в ясно-белое нетленное серафье крыло.

@темы: шестикрылая, фонтанируя, отрывочно

15:01 

И так всегда

Somebody mixed my medecine!..
Собственно xD
тут должно было стоять что-то мило-светло-сине-зелёно-весеннее, с дорогой. Красиво. Но т.к. там ужасно маленькое поля для записей, а я люблю картинки, и я задолбалась с этим всем париться (мне не разобраться с css!)
То... минимализм форева :3
Теперь на моей странице нет ничего лишнего, кроме приятного фона и приятных кнопочек.
И - да - у меня платный аккаунт в кои-то веки :3
Зато придется авы подходящие искать. Запарно Т____Т

Теперь о лирике.
Под звук капель воды, падающих из размораживаемого холодильника, расскажу о том, откуда я тут.
я оттуда такой кусок льда отковыряла, вы бы видели о_О
Т.к. человек, с которым я общаюсь на беоне, задолюался там и переехал сюда, то я тоже, собственно :3
По правде, я чувствую себя немного неуютно. Тут, на "дайрях" какая-то другая атмосфера. В своём беоновском дневнике мне было привычнее фонтанировать бредом, ошметками обрывать свою боль, свои страдания и свою радость (meus dolor, meum gaudium!)
Нечто более личное, нечёсаное, как своя комната, как свой шкаф - бардак из вещей, из очень личных вещей, вплоть до белья.
Тут нечто другое. Как и с ЖЖ, дайри у меня ассоциируются с чем-то более публичным, когда ты намеренно пишешь на публику. Типа бьюти- или тревел-блоги.
Только ЖЖ - вообще для интеллектуалов, сплошное собрание кульнарных книг, советов по искусству, психологии и заметок эстетов...)) А дайри - нечто более молодёжное, фанфикшн.
Ну, собственно, разберёмся.
А сейчас я сверну свои манатки тут и пойду учиться, т.к. я студент, и нам таки дофига задают)
вот ведь интересно! смена сайта с дневниками, на котором сижу, и новый этап в жизни :3 как совпало-то!
Но тот дневник я все равно не хочу терять.

О жизненных установках: у меня есть цели. Иногда их даже слишком, маньячно как-то много.
Я думаю, что их нужно отсортировать и по каждой из них делать хоть что-то (самое трудное!), и тогда всё будет.
Когда-то я скажу так в своём интервью...
А пока я никто :) Кто меня слушает?..
Только одно. Мне иногда так нравится оставить всё, всё на свете и быть никем.
никем и всем. что мне нужно сверх того, что имею?
Я хочу оставить эти оковы, раствориться.
Перестать стремиться быть кем-то - эпидемия XXI.

Кратко, сухо:
пишу (проза, стихи, фанфикшн), изучаю языки (англ., кор.), увлекаюсь психологией (читаю 2 умных блога и 1 умную книгу), кулинарией (начала недавно).
Бесконечно сижу на диете(уже месяц второй хД периодически позволяю себе обжираловку конфетками; могу съесть 250 гр мёда за день).
Люблю слушать музыку.

И эта шестикрылая от меня никуда теперь не денется, ке-ке-ке х)

in that very time,
She was still there,
like she'd never went out, waiting for me to come
and still six-winged,
like her wings were never lopped off.

@темы: шестикрылая, ах, этот свежий будний день, Фонтанируя, Начинания

Солнечное сплетение

главная