• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: дописать (список заголовков)
22:48 

Somebody mixed my medecine!..
Однажды ты придёшь на этот луг и сорвешь эту идеально красную, карминовую розу. Розу, которая выросла на моей крови.
Однажды я буду ранен тут, ранен и убит, и отдам всю свою кровь в землю, в землю.
Я погибал в белой тоге, и ты будешь в белой тоге, раненная моей красотой. Какой красивый пейзаж, виденный не раз!
Ничто не подвластно уничтожению.
Это поле выращено на крови былых подвигов. И ты держишь их в руках, величайшую смелость, величайшее благородство человеческое.
Шестикрылая Шамс, в белой тоге на фоне приходящей бури. Когда-то и из твоей крови прорастут цветы.

В грязи буднихдней твои волосы золоты
И из крови твоей прорастают цветы.

@темы: буддийское, дописать, стихи, фонтанируя, шестикрылая

13:19 

Somebody mixed my medecine!..
-Ну так и... откуда это у тебя? - осторожно начал Андерс, исподтишка наблюдая за своей "недогостьей". Она была такая нервная, что, казалось, одно неверное движение - и сиганет в окно. К тому же почему-то получалось так, что поговорить они могли только ночью, что добавляло отдельной атмосферы.
-Подозреваю, что под "этим" ты крылья имеешь ввиду?
-Да, правильно подозреваешь.
Девушка саркастично ухмыльнулась и хмыкнула каким-то своим мыслям.
-Ну, "это", - противно перекривляв тон Андерса, начала гостья, - у меня уже давно. Не то, чтобы сколько себя помню. Есть одно воспоминание, где я еще без крыльев - но достаточно давно. Лет с трех-четырех, наверное. И вообще, немного непонятно, почему это тебя интересует.
-Да потому что раз я уж решил оставить тебя здесь пожить немного, поддавшись на твои мольбы, - в этом раунде словесного пинг-понга по лбу получила Адо, - так мне надо знать, с кем я жить-то буду!
-А-а, - протянула немного смущенно. - Лады. Расскажу. Только дай слово, что пугаться не будешь и меня не выгонишь.
Андерс скорчил рожицу типа "да ладно" и фыркнул:
-Обещаю. Как минимум день на сборы дам, если ты уж окажешься исчадием ада.
-Ладушки, - деловито согласилась пришедшая. - Так вот. Если вкратце, то есть такое поселение, в котором люди издревле... ну, как бы эт сказать-то... Заключали контракт с духами, вот. Собсно, не то, чтобы все - но большинство. Рождаются все обычными, а потом в возрасле трех-четырех лет все проходят такой себе ритуал, и-и... вот.
-Что за ритуал? - насторожено поинтересовался маг.
-Ну, я не помню ничего, это было давненько и, по-моему, малоприятно... А научиться я не успела, потому что ушла из селения до совершеннолетия. Точнее, не ушла, но это не важно, - девушка потупила взгляд и притихла. А затем быстро добавила, стараясь сменить тему: - Так вот, в результате контракта с духом и появляются крылья.
-Они материальны? Появляется по твоей воле или произвольно? - не унимался маг, начинавший подозревать кое-что недоброе.
-Целиком и полностью! - слишком даже энергично вставила девушка. - На них действуют все материальные законы мира, их можно намочить, поранить, ударить, вывихнуть.... Куча всего неприятного, короче. Появляется, по большей части, по желанию, не считая неокторых непредвиденных ситуаций, как вчера... - гостья смущенно замолчала. - Я сама еще толком не знаю, но они, похоже, реагируют на лириум. Только вот откуда он мог там взяться?
Маг некоторое время сидел тихо, буравя взглядом девушку, а затем расхохотался:
-Да уж, вот это я понимаю! Я положил в бочку небольшой медельон, чтобы добавить воде целебных свойств - наверняка, у тебя была куча ран и синяков по всему телу, но ты не захотела показывать. Ничего себе они у тебя чувствительные!
-И чувствительные! - обиженно буркнула девушка, отодвинувшись от мага в угол софы. - Реагируют на прикосновения в десять раз резче, чем любая часть моего тела. Поэтому неприятно.
Целитель невольно и недовольно отметил, как волна непонятной дрожи прокатилась по телу, а затем невзначай в голове выскочило: "Ну уж так и любой прям?.."
Отогнав от себя всю эту ерунду-не-в-тему, Андерс продолжил допрос:
-Как же ты тогда летаешь? Должно быть очень больно.
-Не знаю, - пожала плечами крылатая. - Это, должно быть, другое. Я не вникала. Просто летаю и все. Но в состоянии полета они способны выдержать очень многое, из-за напряжения и испуга, может, я иногда даже ран не чувствую, как вот в прошлый раз... - осознав, что сболтнула лишнего, поспешила сменить тему: - Но потом оно поболит в спокойном состоянии и проходит быстро... Очень быстро...
Глаза мага полыхнуи недобрым огоньком.
-Показывай, - с напором проговорил Андерс.
-Не, - тихонько и неуверенно ответила девушка, стараясь забиться в угол софы, но дальше уже было некуда - быльце.
-Слушай, - почти что зашипел маг, - я не какой-нибудь извращенец-фетишист, которому лишь бы потрогать крылья взявшейся неизвестно откуда на голову занозы в ж... Прости. Короче говоря, я до твоего появления вообще о таком только когда-то отдаленно краем уха слышал. Естественно, что мне интересно. Но я лекарь в первую очередь, и знаю, что будет, если вовремя не обработать рану. Тем более, колотую.
Девушка согласилась почти что сразу - видно, маг угадал, и повреждения донимали девушку порядочно. Она вышла на средину комнаты, глубоко вдохнула, зажмурилась и... ничего не произошло.
Затем девушка повторила "ритуал" во второй раз - и снова ничего! Маг уже начинал мысленно веселиться, представляя, что ничего такого нет, и уних двоих просто коллективное помешательство.
С четвертого раза девушка не выдержала:
-Не мог бы ты выйти на секунду?
-А вот интересно, как ты до этого их открывала, если они вообще существуют? - ехидно поинтересовался из своего кабинета, - просила всех в радиусе пятидесяти метров убраться, что ли, чтобы не смущать принцесску?

"-Приятные прикосновения?
-Пока никому из живущих на земле это не удалось
-И многие пытались?
-Нет"




"Да сдалась ты мне! Доска с ручками-ножками"

@темы: кусок, дописать, ДА

15:35 

lock Доступ к записи ограничен

Somebody mixed my medecine!..
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:11 

Somebody mixed my medecine!..
Лёте шагала по освещенной, но все же отдаленной от поместья улице, и плакала. Было тихо. Странно, не так и поздно ведь. Казалось, только стук каблуков и ее собственные всхлипы нарушали покой. Внезапно опомнившись, девушка оглянула пустынное место и решила, что лучше убраться отсюда от греха подальше. Но не успела.
-Эй, что такая красотка делает одна ночью? - голос раздался откуда-то из-за прохода между двумя домами.
Лёте немного напряглась, но была так эмоционально вымотана, что лишь бросила:
-Иди к черту, придурок.
Сверкнул и грохнул шар из шинсу, пущенный куда-то в ту сторону.
Когда дым развеялся и показалась белобрысая голова, Лёте оторопела:
-Леро-ро-ним! Это вы! Простите, я ведь не...
-И хорошо, что это я, - хмыкнул офицер. - Пришила бы еще какого-нибудь обывателя.
-Да ладно, - немного успокоившись, ответила девушка. - На этом этаже даже обывателя таким не прибить.
-Тоже правда, - улыбнулся офицер. - И все-таки, что ты здесь делаешь? Праздник, вроде, в другой стороне? Да и настрой, вижу, у тебя не самый фееричный.
-Всё эта скотина, - девушка опять начала всхлипывать. - Покоя мне не дает!
-Агеро, что ли?
При звуке имени Лёте наморщилась.
-Ага. Пригласил на бал, сволочь. Я вырядилась вон как, идиотка! А он эт-то все... чтобы поиздеваться!
Лёте разразилась рыданиями, и пару минут офицер просто пытался ее утешить.
-Ну-ну, с чего ты взяла, что он издевался?
-Потому что он... о-он сказал про свадьбу.
-Ну и что? - не понял сначала Леро Ро.
-Про мою свадьбу с ним! Типа шутка такая смешная! Только я так и не поняла, где смеяться, уро-од!..
-Потом сам заявил, мол, я это чтоб поиздеваться.
-Нет! Но разве и так не ясно-о?

@темы: кусок, идея, дописать, башенка

23:30 

Somebody mixed my medecine!..
-Внимание всем поста-ам! - голос раскатился по малюсенькой комнатушке, ударяя, казалось, сразу в мозг. - Противовампирная тр-ревога-а!
Завыла сирена. Моя несчастная голова и так не выдерживала этого, а тут... Красные отсветы, наполнившие помещение, грозились вызвать мигрень. Сжав свою несчастную черепушку в руках, я забилась в дальний угол, надеясь, что все пройдет как-то без меня.
Но не тут-то было. Не знаю, сколько прошло времени, как хозяйка этого жуткого местечка вспомнила обо мне.
-О-о, что это ты там сидишь, - пророкотало прямо над ухом. - Иди-ка сюда, глянь, какое веселье!
Буквально вытащив за шкирку и почти оторвав воротник и без того многострадальной рубахи, она поднесла меня к окну и только после этого поставила на пол. Ненавижу эту чертову нечеловеческую силу. Бункер внезапно обзавелся чем-то похожим на окна, что было весьма удивительно. Ибо когда я отошла от оцепенения и пережила волну дрожи, то подумала, что оставлять в качестве перегородки лишь одно стекло - весьма неразумно.
Более того, это чистой воды самоубийство.
Когда очередная тварь рухнула на смотровое окно, меня инстинктивно отбросило к противоположной стене. Хозяйка захохотала, а я осела, не чувствуя ничего, кроме позыва вырвать и головокружения. Обычно в таких случаях герои книг падают в обморок. Но моя бессознанка упорно не желала приходить. Проскочила мысль удариться со всей дури головой о железную обшивку. А дури у меня сейчас хватит, это да.
-Ладно, - провозгласило нечто у окна, - полюбовались и харэ! А то ты совсем от страха коньки откинуть собралась, я вижу.
Последнее, что я помню - то, как выдавила сквозь все подступающую тошноту:
-Это было стекло?
-Нет, конечно, - фыркнула девица, - они металл могут пробить, будто фольгу, а ты - стекло...
Дальше она что-то еще объясняла, но мое тело наконец-то сдалось.

@темы: свое, кусок, идея, дописать

23:35 

lock Доступ к записи ограничен

Somebody mixed my medecine!..
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:01 

lock Доступ к записи ограничен

Somebody mixed my medecine!..
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:24 

lock Доступ к записи ограничен

Somebody mixed my medecine!..
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:20 

lock Доступ к записи ограничен

Somebody mixed my medecine!..
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
18:26 

lock Доступ к записи ограничен

Somebody mixed my medecine!..
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
02:20 

lock Доступ к записи ограничен

Somebody mixed my medecine!..
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
02:02 

Somebody mixed my medecine!..
Они не пришли.
Когда адреналиновое, пружинное напряжение сошло, будто волна схлынула, осталось осознание: не пришли.
Что, если не прорвались, что, если их убили?
Всех.
Что она теперь будет делать?
Одна. С раненной на руках посреди леса.
Вечереет. Скоро запах крови привлечет волков, а раны никак не затягиваются.
Ужаса столько, что им можно наполнить вес этот чертов лес до краев.
Адо чувствует, как горячие слезы сами собой струятся по лицу. Она ничего не может сделать.
Не получается.
Заклятия не работают. Вообще никак.
У нее даже какая-то венка в носу от напряжения лопнула, но никак.
Она даже не может вытереть слезы, потому что измени положение на миллиметр - и есть шанс грохнуться. Они на ветке какого-то могучего дерева, и вниз лететь прилично.
Девушка плачет беззвучно, чтобы не привлекать внимания и попутно пытаясь услышать знакомые голоса.
Она напрягает слух до такой степени, что в ушах начинает пищать.

@темы: кусок, дописать, ДА

20:19 

Somebody mixed my medecine!..
-Нельзя усидеть одной задницей на двух стульях, - на секунду повисла тишина, слышно было, как оба собеседника дышат, согревая влажный ноябрьский воздух. - И хотя я не фанатик и не буду убивать тебя за то, что узнал... найдутся такие, которые будут.
Адо поморщилась, стараясь не заплакать от обиды и неприятных ощущений в раненой ноге.
-Я просто хочу, чтобы это прекратилось. Все ведь страдают. И маги, и хра...
-Тише, - зашипел Нальгеро. - Не все здесь такие терпимые, как я.
-Ну ты понял, кто, - девушка понизила голос до шепота. - Я вообще не понимаю, почему это все происходит.
-Потому что мы не можем это больше терпеть.
-Мы - это кто?
-Мы - это маги, - он наконец-то завершил перевязку и отвернулся. - Ты не была в Круге и не знаешь. И никогда не видела Усмиренного.
Адо молчала, чувствуя, как внутри закипает какое-то неприятное варево из злости, боли и обиды.
-Легко сидеть в палатке и философствовать, - проговорил он жестко.
-Сидеть в палатке? - хрипло повторила Адония. - Перед тем, как попасть к вам, я жила в монастыре. И была там кем-то вроде медсестры и повитухи или что-то типа того... Вы, мужчины, только и знаете, как убивать. Вы не цените жизнь, потому что не вы ее даете, не вы носите ее под сердцем. Вам так легко ее отнять. Как же! Это ведь враг! А на меня ужас нагоняют мысли о том, что минуту назад его сердце еще билось...
Маг хмыкнул:
-И поэтому ты помогаешь нашим противникам? Ты даже не предательница, а вроде как... девушка легкого поведения. Кто хочет, тот и пользуется тобой.
Во рту стало солоно от ярости. Адо схватила со стола нож, и маг, обернувшийся вовремя, уже собрался швырнуть заклятие, но девушка молча срезала бинты и отбросила тряпку, пропитанную зельем. На немой вопрос мага она коротко бросила:
-Я же проститутка, все равно подыхать.
Оделась и вышла из палатки.

@темы: кусок, дописать, ДА

00:48 

нечто

Somebody mixed my medecine!..
Если боль, так такая,
Что захлебнуться!
Если радость,
До то покалывания в пальцах
Я чувствую так.
Мне досталось сокровище мира
Жизнь проходить сквозь меня
В самом прямом смысле -
Пробивая насквозь!
А я стеснялась этого, дурочка.
Может, когда-то я устану от этого
Но сейчас я просто чувствую,
Как бьется сердце мира.
Хотя да.
Это порядочно трудновыносимо.

@темы: психологическое, дописать

23:48 

Время зарисово-ок!

Somebody mixed my medecine!..
Вот и пришла пора АУшки :D Кратенько.
флафф, школота(?), мратота, гаремник и это все вот

-Ты на пару идешь? - Рамаинен спустила сумку с плеча и бухнулась на скамью со вздохом облегчения.
-Вообще думаю, а что?
-Ой, да поиграть страшно руки чешутся, - начала мелкая исподтишка. Затем, понимая, что звучало неубедительно: - Да и вообще, весна, со-олнышко. Сколько тут можно торчать... Давай свалим, а?
-М-м-м, - промычала Ойла, чтобы хоть как-то показать, что она слушает, и собиралась уже было ответить, как Адо пнула ее в бок и махнула головой куда-то в сторону входа.
-Ой, а эт кто?
Старшая подняла голову, поправила очки и привычно прищурилась. Наконец, этот "кто" подошел немного ближе, и девушка узнала в нем новенького, о котором все говорили уже вот пару недель.
-Фенрис... - протянула старшая.
-Он же вроде в вашей группе, не? - с набитым ртом поинтересовалась Рамаинен. - А то эта придурочная хвасталась, мол, новенький, новенький.
Старшая фыркнула:
-Нет, не в нашей. Он с нами на одном потоке. Да и держится особняком. Уверена, что "придурочная", как ты говоришь, даже не говорила с ним еще ни разу.
Рамаинен улыбнулась и пожала плечами.
-Все, не могу здесь больше находиться ни секунды! Третья пара официально отменяется. Пошли.
Ойла не реагировала, глядя на то, как спокойно, будто бы не замечая взглядов, парень шел мимо столов куда-то в одному ему известном направлении.
-Пошли-и, - потянула за рукав заскучавшая Адо. - Харош пя-ялиться...
А затем, после еще одной небольшой паузы, добавила:
-Что, понравился?
Ойла встрепенулась:
-Он? Не-ет, я не... Просто... Просто задумалась! - выпалила с нажимом, глядя на хитрющие глаза младшей. - Все, пошли отсюда.
Два раза повторять не пришлось - Адо тут же вскочила, стащила сумку со скамьи и направилась к выходу.

@темы: упрт, кусок, дописать, ДА

15:19 

Зарисовки

Somebody mixed my medecine!..
Сублимация состояий.
Push the button to add some drama!


-Слушай, я не... - Рамаинен снова вздохнула и посмотрела куда-то в сторону. Говорить такие вещи было тяжело, страшно тяжело. Она не умела. - Я уже ничего не понимаю.Мы слишком разные. Слишком. Как две отдельные планеты. И... Космический корабль перестал летать между этими планетами, - хмыкнула, усмехнулась: - Дурацкое сравнение. Но, тем не менее. Я так не могу больше. Прости.
Андерс молча смотрел на нее. В наступившей тишине девушка чувствовала себя еще более неуютно.
-Ну, - она поднялась, взяла сумку, - я пойду.
Мужчина только кивнул.
Захлопнулась входная дверь, Андерс даже не двинулся с места. Шевелиться не хотелось.

@темы: очень маленькая зарисовка, дописать, ДА, упрт

00:30 

Somebody mixed my medecine!..
-О-о, дорогущий гаджет! - начал первый, вертя в руках небольшой сенсорный телефон.
-Чуть ли не круче шестого айфона! - поддакнул стоящий рядом.
По кучке прокатился гогот. Трамонтана почувствовала, как на глаза накатили такие ненужные сейчас слезы.
-Ути-пути, мы еще реветь будем! Ну конечно, такая крутая штука - вдруг поломают или разобьют?
Адо сглатывала комок в горле, но он никак не уходил. Сил говорить не было. Трахею будто набили колючей проволокой, так что даже одно слово стоило бы девушке жизни.
-Слушай, я такого крутого никогда не видел! Можно, я поиграюсь с ним и отдам в конце дня?
"Никто не поможет и не спасет. Не поможет и не спасет"
-Отдай.
-О-о, надо же! Мы и такие слова знаем! А ты забери! - парень, который был явно намного выше Адо, поднял руку вверх, так, чтобы та не смогла дотянуться.
Трамонтана стояла на месте, упорно пытаясь не расплакаться. Голова грозилась взорваться от сдерживаемых рыданий. Что она такого сделала? Пусть это уже скорее закончится... Хоть как-то!
Авиана и не подозревала, что придет в голову этому отродью человеческого племени. Он вдруг улыбнулся, развернулся в сторону небольших перил, обрамлявших летний садик на крыше, и насмешливо спросил:
-Если так сильно надо - лови! - с этими словами размахнулся и зашвырнул телефон со всей силы.
Благо, реакция не подвела, не смотря на полуобморочное состояние.
Адо разбежалась, махом перепрыгнула перила и открыла крылья. В голове билась только одна мысль - "Хоть бы поймать!"
Перехитрить ускорение броска и свободного падения.
От мощных взмахов на пределе возможностей сильно тянуло в спине, да и крылья были будто не свои - плохо слушались, сопротивлялись напору. Но желание поймать было выше всего. Когда Адо почувствовала в руке привычно шершавый корпус, внутри будто что-то отпустило. Но в следующую секунду ноги пронизала боль. Хорошо, что упала она не на прямые ноги, и перед самой землей пару раз взмахнула, пытаясь амортизировать удар. Пятки прошибло иглами, как всегда, когда прыгаешь с высоты, девушка не удержалась на ногах и упала на колени - снова больно. Но телефон крепко сжимала в руке.
На крыше, наверное, все хохотали с этого случая. Как же! Уморительнее некуда! Заставили тупую курицу показать оперение из-за такой безделушки. Слезы снова навернулись на глаза. Волна душевной боли захлестнула, делая физическую менее значительной. Кое-как, опираясь на руки, Адо поднялась. Крылья казались непомерно тяжелыми, ноги едва держали. Сначала показалось, будто на штанах пыль - упала она все-таки на асфальт, но затем девушка заметила, что это две дырки - побольше и поменьше - а сквозь них сияли две сбитые коленки. Идти было больно, но лететь она не могла. И куда теперь? В медпункт, по дороге ловя на себе сотни насмешливых взглядов?
Да-а, пожалуй, так ужасно ей никогда еще не было. Хотелось упасть и умереть, прямо здесь, чтобы забыть это чувство, эту боль, разросшуюся до невероятных размеров, заполонившую все.
Даже тот факт, что она поймала все-таки этот чертов телефон, уже почему-то не радовал. Хотелось самой швырнуть его об землю. Хотелось кому-то передать свою боль.
Теперь сегодня домой добираться еще и в драных штанах, потому как позвонить и попросить принести сменку было некого. Слезы снова навернулись на глаза, но Адо смахнула их. И твердо решила позвонить маме и сказать, что она так больше не выдержит. Или умрет, или в больницу эту загремит, как она там называется? А, психушку.
Боль заполнила все ее естество. Трамонтана двигалась, будто на автомате, стараясь ни на кого не глядеть, ни о чем не думая.
Мысли превратились в какую-то кашу, нельзя было выцепить ничего конкретного, но в то же время каждая жалила, будто игла.
За что они так с ней? За что?!
Боль бессильного непонимания пульсировала, подстроившись под ее сердечный ритм. Дышать не хотелось.







П.С. Меня еще ждет зарисовочка про тех трех кадристок, бога-кота и "девки, он же - божество!"
И кусок урурушности к этой, если будет настрой.

@темы: дописать, кусок, свое

21:45 

Somebody mixed my medecine!..
Я хз, чо это, но нужно записать.

Безумный бог, бездомный бог,
Ты бы мне помог!

@темы: дописать, свое, стихи

15:41 

Туда, где тепло

Somebody mixed my medecine!..
Белое влажное лезвие оплывает кровью, покрывается ею. Она мешается с блестящими каплями воды, притягивает ее на себя, разбавляется и дальше скользит по гладкому и ясному металлу. Белые одежды багровеют, набухают от жидкости жизни. Так её тут называют.
Он вытаскивает нож плавно, и я буквально чувствую движение лезвия. Окунает в серебряную чашу со священной водой и вонзает еще раз - в другой бок. Я корчусь, вскрикиваю. Точнее - корчится моё тело. Сознание постепенно уплывает, срывается, как лепестки пионов, которые здесь кругом, кругом. "Моя могила будет устлана пионами".
Раны жгут. Я пытаюсь отрешиться от боли. Моё тело - клетка. Клетка. Я просто неудачно попавшаяся птица, я просто неудачно...
Так глупо погибать из-за этого. Кругом толпа, огромная толпа смотрит на это. Огромная толпа, фанатичные выкрики которой гудят, насыщая воздух. Кажется - еще минута, и грянет гром.
Но я хочу жить. Хочу жить. Хочу…
Это безумно долго, безумно трудно – умирать. И мне так не… Я еще успеваю увидеть, как срываются капли кристальной воды с ножа, прежде чем мои глаза застилают слёзы. Я сжимаюсь в точку, превращаюсь в ничто, растворяюсь. Кажется, я существую только в четырех вещах: трёх саднящих ранах и глазах, которые жгутся от слез. Кто-то заботливо отирает их шелковой тканью. Какая роскошь. Я всегда мечтала о роскоши, всегда!
Но вот я вся в парче и шелках, в серебре и красном атласе. Только вот уже умирать. Какая неудача, какая насмешка. Они оставят эти одежды, оставят платок, промоченный моими слезами. Я чувствую себя такой жалкой. Кругом фанатичная толпа завывает ритуальную песню. Они верят, будто происходит что-то из ряда вон! Они верят, будто я каким-то образом повлияю на урожай этого года, на погоду и процветание. Все они. Взгляд жреца пустой, дурманный. Только на секунду, когда и я сама прихожу в какое-то подобие сознания, я ловлю стальной взгляд. Он-то знает. Он знает.
Но зачем тогда ему жидкость моей жизни?
Над головой безумно, божественно красивое небо. Синее-синее, и белые облака, будто куски ткани на подоле богатого господина. Махни подолом, небесный владыка, сделай так, чтобы это поскорее закончилось.
Дурной едкий запах долетает уже как будто издалека. Всё плывет, краски смываются, разбавляются, будто кровь, которая смешивается с водой. Они ждут, когда я увижу. Вдруг последний раз страх ударяет по телу, оно конвульсивно содрогается. А если не увижу? Если не… Что они тогда сделают со мной?
Мир разделяется, расслаивается, раскрывается, как ракушка. Я терзалась, что должна гордиться, но не горжусь. Я всё время терзалась. Такая великая честь! Сколько раз я слышала слова, что мне завидуют, сколько раз. А мне всё хотелось сказать: иди, иди и встань за меня.
Я чувствую, будто в голове перекатывается какая-то маленькая, но важная мысль. Скользкий её шарик никак не дается, каждый раз кажется, будто вот-вот – и я раскушу ее, разгрызу и достану сладкий сок. Сознание всё больше туманится. Я уже не думаю, я вижу. Жжение ран становится похожим на глухой звук, на тихое эхо в отдалении. Я будто силюсь расслышать его, но оно всё истончается и истончается, делается неслышимым. Я не слышу своего тела. Я умерла?
Я судорожно выдыхаю, хриплю. Они ждут. Я знаю, как они ждут, что я начну говорить. Они будут ловить каждое слово, каждую интонацию. И я уже вижу, как брезжит что-то там, вдалеке. Ракушка мира разломана камнем. Сейчас я достану, сейчас я съем моллюск. Становится теплее и теплее. Мысли отступают, будто волны моря. Остается чистая гладь. Сейчас я…
Издалека я чувствую конвульсии, как корчатся в судорогах пальцы, как бьется тело. Издалека я слышу голос, смутно похожий на мой:
-Я хочу жи-и-и-ить!

Было темно. Потом я увидела, как из-за горизонта, терявшегося в тумане, медленно поднимается солнце. Или что-то похожее на него. Странно, что солнце выглядело, будто луна. Большим тонким красным серпом оно поднималось все выше и выше. Я тяжело выдохнула и распахнула глаза.
Сон? Полубред?
Мягкие сумерки обернули комнату. Где я? Что это за место, загробный мир?
Я попыталась двинуться, бок прорезала жуткая боль. Ребра перетянуты тканью. Бинты совсем свежие. Жива? Каким образом? Специально оставили в живых, чтобы еще мучить. Я с усмешкой вспомнила свои последние слова. Я хочу жить. И вот, кажется, жива. Хотя... кто знает?
Встать не получалось. Даже если и живая, что делать? Что это за место?
Вдруг кругом эти фанатики? Паника волнами подтапливала сознание, и уставшее разбитое тело совсем уплывало из-под контроля. Зашумели шаги. Я сглотнула, чувствуя, как страх плавит мои кости.
Вошедший был мне незнаком. Одежда его была чистой, но очень простой. Бедняк какой-то? На конченого фанатика не похож... я собралась с силами, но вместо чего-то нормального едва слышно прохрипела:
-Где я?
-В безопасности.
Но голос настолько насыщенный силой, что трудно поверить, будто бы он обычный человек. Он привык управлять.
Мысли тяжело ворочаются в моей туманной голове. Сумерки не позволяют увидеть лица. Но ни походка, ни манера держаться, ни голос мне не знакомы. Я уверена, что если бы хоть раз слышала его в жизни, то запомнила бы.
На секунду повисла неприятная тишина. Я невольно поежилась. Почему он молчит? Почему не уходит?
-Я... - замялся на секунду? - сейчас принесу свежие бинты и пищу.
Ого, как говорит! Чисто, литературно. Аристократ? Или же наоборот, думает, что я - аристократка? Хотя, что можно по одной фразе сказать?
Снова стало тихо. Я почувствовала себя вдруг такой уставшей и такой беспомощной... Он действительно вернулся очень скоро с подносом еды, водой, бинтами и ножом. Как только я увидела лезвие, блеснувшее в свете пламени лампы, сознание помутилось. Удар. Удар. Еще удар.
В рту стало солоно, голова закружилась. Горячая паника захлестнула сознание. Я не видела, что он делал, но когда пришла в себя, он держал холодную мокрую тряпку у моего лба. Я судорожно сглотнула, обернулась и невольно задержалась взглядом на его лице. Он встретил мой взгляд, и я испугалась, покраснела.
Я старалась не смотреть на поднос, чтобы не видеть лезвие.
-Нужно есть, чтобы раны заживали.
От этих слов меня снова невольно передернуло. Некоторое время я просто молчала.
-Ладно, тогда позволь перебинтовать.
В лицо будто брызнули кипятком. Перебинтовать? Воздуха в комнате резко стало мало. И что мне ему говорить? Аристократ вопросительно и выжидающе смотрел на меня. Неужели он не понимает, что меня останавливает?
-Мы незнакомы, - тихо начала я, - а для того, чтобы сменить бинты, мне нужно... ну...
Вот смущаться перед ним мне вообще не хотелось. Осознание ударило, как резкий запах. Конечно! Наверняка он думает, что я что-то типа храмовой жрицы в лучшем случае… Проще говоря – проститутка.
Сглотнув, я тихо начала:
-Вы что, думаете, я девушка такого...
К счастью, до него дошло раньше, чем я успела закончить фразу.
-Простите! Я вовсе не это имел в виду. Я не намеревался вас обидеть. Поешьте пока, я решу эту проблему.
Он поднялся и стремительно вышел. Я облегченно выдохнула. Может, самой как-то попробовать? Ткань прилила к ранам, и попытки оторвать причиняли жуткую боль. Нужно было что-то, чтобы разрезать. При этой мысли тошнота подступила к горлу. Я все еще старалась не смотреть на поднос.
Снова послышались шаги, но мне казалось, что на этот раз они были мягче. Вошла женщина лет сорока, тепло улыбнулась. В моем сердце будто что-то надломилось. На секунду стекло реальности искривилось, и я увидела свою маму. Казалось, в тот момент мне хватит сил не то, что встать - вскочить, чтобы броситься ей на шею. Но наваждение прошло.
-Здравствуйте. Меня зовут Мэйварис или же просто Мэй. Хозяин прислал ухаживать за вами.
Хозяин? Все-таки богач, слуги есть.
Бинтовала она бережно и умело. Сначала дала бинтам размокнуть, аккуратно срезала небольшими ножницами (дорогая вещица, похоже!), промыла раны и снова забинтовала.
-Он меня спас? - вопрос вырвался сам собой, я даже осмыслить его не успела.
-Господин? Да. Но я подробностей не знаю, вам лучше с ним об этом поговорить.
А если и знает, все равно не скажет ничего...
Сон не шел. Раны жгли и болели. Я буквально чувствовала, как вокруг них пульсировала кровь. Мое тело сражалось. Мое тело хотело жить. А я?
Я выпила только немного воды, но почувствовала, что нужно выйти. Мэй уже спала. И тут все было продумано, она должна была оставаться со мной в комнате. Хотя какая-то другая часть меня говорила: сторожить, чтобы ты не сбежала. Да и куда в таком состоянии бежать?
-Мэй, - тихонько позвала я. -Мэй, вы спите?
Она ничего не ответила. Видно, мой голос был слишком слабым.
-Мэ-эй, - я постаралась выговорить это четче и громче, при этом чувствуя, как кровь подступает к щекам.
Ответа не последовало. Третий раз звать было неловко, так что я постаралась привстать. На удивление, это было не такой и пыткой. Только в тех моментах, когда кожа сжималась или растягивалась, я чувствовала адскую боль. Так что перемещаться нужно было, не двигая корпусом. Медленно и неуклюже я направилась в сторону выхода. Мэй, как оказалось, в комнате не было. И это почему-то вызвало страх. А что, если они там совещаются, как от меня избавиться? Миновав небольшой темный коридорчик, я попала в широкий зал с колоннами. Выглядело это очень внушительно. Тишина царила такая, что было слышно, как далеко откуда-то скапывает на пол вода. В углах слежалась насыщенная темнота. На секунду я даже забыла о том, зачем вышла, забыла весь этот кошмар, боль своего тела и души, и просто так стояла, маленький человек в огромном, наполненном кристальным лунным светом храме. Песчинка в руках божества.
Я будто бы оказалась дома. Мгновение – распахнутся тяжелые двери, войдет процессия со свечами, заведут меня, маленькую, напуганную. Старейшина усадит меня к себе на колени и будет петь очень старую и очень красивую песню, а хор будет отзываться. И звук, ясный, звонкий, будет разбиваться о мраморные стены храма.
Наваждение прошло так же внезапно, как и накатило. Я попыталась резко обернуться на звук шагов и невольно вскрикнула от боли. Через зал ко мне направлялся этот аристократ. Видно было, что он собирался что-то сказать, но сил нарушить эту молочно-лунную тишину не было. Когда подошел, заговорил тихо:
-Я не хотел вас напугать.
С одной стороны, он был прав: вздрогнула-то я от испуга, но почему-то я выпалила:
-Это не от страха, от боли.
Он кивнул, даже не улыбнувшись. Как будто, так и надо! Я невольно нахмурилась.
-Зачем вы вышли? Вам что-то нужно?
-Да, я… - вот засада, второй раз с того момента, как я пришла в себя! – Да нет… Просто, пройтись решила.
Он пронзительно посмотрел на меня:
-А где Мэй?
-Не знаю… В комнате ее не было.
Храм продувало со всех сторон, и я, видимо, заметно дрожала.
-Пойдемте, я проведу вас.
-Нет, я… - замялась. Черт, ну почему он меня так смущает?! – Мне еще нужно в ванную, если тут есть…
Моим спасением стала вовремя подоспевшая Мэй. В тот момент я снова расслабилась, будто какие-то ремни, стягивающие мою душу, разом лопнули. Перед глазами снова задрожала картина из далекого прошлого. Мы шли, минуя колонны, и за каждой из них я видела родных и знакомых мне людей. Летними ночами у нас никогда не было так холодно, даже не смотря на то, что храм продували все четыре ветра. Обернувшись перед тем, как нырнуть в очередную арку, я увидела красивый силуэт. Аристократ стоял недвижимо и, кажется, провожал нас взглядом. Хоть, может, он тоже смотрел куда-то невидящим взором, а перед глазами вставали другие картины. Его дома, близких или любимой...
Я хочу домой. Я хочу туда, где тепло.

@темы: свое, кусок, дописать

23:44 

lock Доступ к записи ограничен

Somebody mixed my medecine!..
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

Солнечное сплетение

главная