• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:18 

Somebody mixed my medecine!..
Читаю про Шекспира, мучаю свои волосы и псешу.
Надо будет написать какой-то маааленький, но милый скетч, как Леголас заплетал волосы Шеаттхи :3

иногда мне кажется, что у них ничего не выйдет; она - слишком ребенок, а он... ммм? не будет играть роль взрослого, что ли? хотя фактически они такими и являются, но что-то все равно не клеится =___=

Сёдня еще и Шекспир 450 лет как умер.

19:38 

Оh Bella ciao, bella ciao, bella ciao, ciao, ciao!..

Somebody mixed my medecine!..
-Я хочу попробовать
Эовин нетерпеливо и нервно дергает головой, будто отмахиваясь от надоедливой мухи:
-Да пробуй, пробуй! Кто тебе мешает-то? Только вот как можно спасать человека, если она сама уже жить не хочет?
-Я свезу ее в Сферы.
-И что там ей? Рану зашьют?
-Это, может быть, тоже. Но там она забудет все. Под чистую. Даже имя свое, - Шеаттхи поворачивается спиной и как-то нервно, на сильном выдохе добавляет: - Как забыла я.

я опять забыла половину, мне нельзя отвлекаться на контакт :С
Шеаттхи все-таки вбросит ее в город, отдав записку:
"Здравствуй! Это Шеаттхи Трамонтана, что была здесь некоторое время назад.
И крылья у меня еще были без сферы вначале.
Ну, я думаю, вы не так много людей выпускаете наружу, так что ты знаешь, кто я.
Девушка, у которой эта записка - моя подруга.
Она ранена. И физически, и душвно.
И я прошу тебя, сделай так, чтобы она забыла все, как было со мной.
Буду ждать ее на перевале, через который попала я, 5 числа будущего месяца."

Она сидела, скорчившаяся и маленькая, руками сжимая голову, сдавливая череп.
-На это было страшно смотреть... Что я наделала, что!..
Элронд молчал.
-Это был просто ужас, ужас, когда она вышла, то смотрела на меня и не узнавала; это ужасно. Я виновата в этом, я! Она не помнит ничего - ни языка, ни имен, ни людей... Ничего и никого!
-Я понимаю, - как обычно, спокойно ответил Владыка. - Но ты ведь этого и хотела.

-Потому что я была дурой, которая представить не могла, как это будет! Я прошла через это, но я была в центре, не представляя, каково было тем, кто меня знал! Как хорошо, что я не встретила родителей тогда...
И тут Шеаттхи почувствовала себя такой ничейной и никому не нужной, что долго сдерживаемые слезы все-таки брызнули из глаз.
-Я их так и не нашла...
-Но самое страшное даже не это, - выдавила, наконец, девушка, слегка успокоившись, - а то, что она может начать вспоминать... Ка начала я. И тогда она меня просто убьет.

скорее всего, Шеаттхи позорно свалит, боясь общаться с Истар и не выдерживая этого вообще

@темы: кусок

16:18 

Но я, наверное, останусь здесь с тобой!

Somebody mixed my medecine!..
Она влетает, как стрела - такая же быстрая и оперенная, прямо через окно, да еще и спиной. Кричит от страха, от ужаса и рассыпает осколки, какие-то камешки, щепки, прочую мелкую ерунду. Рама трещит, стекло осыпается, она пролетает и врезается в противоположную стену. На лице застывает гримаса боли, и на секунду тихо. А затем с громким голубым хлопком исчезает магия сфер, пропадают крылья, и она опадает вниз, при этом находясь от стены на расстоянии сантиметров 15. Так что получается, будто висела в воздухе до этого.
Затем снова тихо.
Здесь, в дальнем крыле, одном из самых защищенных, плохо слышно жар боя. Удивительно пустая комната.
Она лежит на осколках и камнях, безвольно раскинув изнемогшее тело. Почему здесь никого нет? Неужели раненных не хватает?
Неужели столько уже..? Столько уже...
Потом срывается, как ненормальная, скользя подошвами ботинок, издавая неприятный скрип, и вылетает в дверь.
Мчит - по наитию, по ощущениям, мимо комнат и коллонад, не встречая людей, не замечая людей. Вдруг:
-Эовин!
-Откуда ты здесь вообще? - сжимает руку как-то не по-женски сильно, крепко, до боли. -Что, сбежала? На месте не сидится?
Глаза сверкают как-то зло, но невменяемой Шеаттхи не до того:
-Где она?
-Прямо и в первую комнату налево. Только тихо. Она отдыхает.

Шеаттхи вздрагивает, когда замечает, что у лежащей открыты глаза. "Умерла?" - с неприятным дрожанием где-то ниже грудины думает девушка. "Не может быть, не может..."
-Ты-ы... спишь? - шепотом спрашивает девушка, чувствуя, как страх все набирает силу. Начинает кружиться голова от самого осознания того, что она сейчас, может, говорит с мертвой.
-Скажи мне, - говорит тяжело и хрипло, - ты видела? Ты видела, что он мертв?!
Шеаттхи невольно отходит к двери, чувствуя, что, если бы могла, то Истар бы на нее набросилась.
-Я-я... н-не помню...
И тут мелкую захлестывает.
До этого она держалась на каком-то непонятном остраненном созерцании, на напряжении всех сил тела и убеждении, что "это не со мной".
А теперь сознание затапливает тревога, затапливает паника, страх, ужас - она где-то в замке, в центре битвы! А что, если замок сдадут, а что, если?..
Трупные запахи, остановившиеся глаза, раны, вороны, ржавые оружия и мертвые, мертвые, мертвые... Зачем она вообще пошла туда, зачем?
Сознание отрывается, как лепесток пышно распустившегося цветка. Шеаттхи еще чувствует, что ударяется головой о каменную стену - но в себя не приходит.
-Эй! - зло одергивает раненная, - это мне тут в обморок падать пристало, а не тебе! Неженка...
Но мелкая лежит, не шевелится, и Истар клянет свою слабость и физическую неспособность встать. Если кто-то будет заходить, ее еще ведь и дверью огреют.


как-то он скомкался в процессе; но там немного изначально было, в принципе.
Я не шарю описывать такие штуки.
А еще я подумала, что я трус %С и никогда бы не хотела участвовать в бою.

@темы: кусок

14:48 

Аня + учить бред - без зарисовок? Не, не слышал.

Somebody mixed my medecine!..
внимание, возможен ООС. Я хз, как бы Боромир отнесся к подарку - так ли, как я это описала.

-Мы уходим сегодня, - Истар сама удивилась, что потребовались усилия, дабы фраза прозвучала ровно и бесстрастно.
-Так рано? - а вот мелкая таких усилий прилагать не привыкла в принципе - зазвездила удивленной интонацией куда-то под потолок.
-Не рано. Как раз пора. Время не ждет.
-Ну...
-Ты идешь? - перебила старшая, не давая опомниться.
-Нет, - слегка поникла Трамонтана.
-И правильно. Нечего тебе там делать, - буркнула неожиданно для себя и отвернулась к озерцу, оперевшись на перила моста.
Мелкая удивленно помолчала несколько секунд (слава Эру, не стала засыпать дурацкими вопросами "а что?", "а почему?")
-Подожди здесь, я сейчас кое-что принесу.
Исчезла она ненадолго, а вернулась, неся в руках какую-то непонятную штуковину. Протянула ее Истар и гордо провозгласила:
-Вот. Это оберег. Дарю.
Оберег представлял собой три длинных пера, связанных вместе ниткой, слегка посеребренных на концах и кое-где раскрашенных.
-Спасибо. Но что мне с ним делать?
-Носить, - в интонации слышалось искреннее удивление. - Желательно, на шее.
"Ага, конечно, - скептически подумала про себя Истар. - Будто я не знаю, где это носить. Только вот оно мешаться будет жутко"
-В принципе, - неслась дальше мелкая, - в моменты сильной опасности можешь даже попробовать сжечь. Авось что произойдет. Правда, я не волшебница, так что гарантировать не могу... С другой стороны, это ведь мои перья. Ты же просила когда-то, помнишь? Можешь, попадешь в Сферы, как знать...
-М, - безучастно буркнула Истар, наматывая нитку на перья. - Спасибо. Потом надену, - на удивленный взгляд Шеаттхи.
Та обиделась. Сразу было видно, что сильно и надолго. Но Истар было так лень панькаться с этой мелкой перед лицом проблем, которые предстояли, что она только вздохнула:
-Я пойду.
-Ага, - выдавила Трамонтана уже чуть ли не сквозь слезы.
-И вообще! - последнее уже было точно, давясь рыданиями, - в Сферы можно попасть с любой точки Арды, если очень нужно. Поэтому я и дала тебе их, понятно?!
Топот ног, нервные всхлипы - и наконец-то стало тихо. Истар еще раз скептически осмотрела подарок, хмыкнула и засунула в карман.
-Идешь? - вот уж не ожидала, что он придет звать ее.
-Да, - Истар секунду постояла спиной, чтобы совладать с дурацкой полулубыкой, непонятно откуда взявшейся на лице, и обернулась уже серьезная:
-Ага.
В солнце блестнули серебристые перья, болтавшиеся на груди.
-Откуда это у тебя? - оторопело спросила мечница, забыв даже подумать перед тем, как заговорить.
-А, это? Шеаттхи подарила. На память.
Поглубже засунув свой подарок в карман, чтобы кончики не торчали, Истар сглотнула и выдавила:
-Ясно.
Боромир бы заметил что-то звенящее в ее интонации или обратил бы внимания на побледневшее лицо, если бы не был Боромиром.
-Мешать не будет?
-А, нет. Тут грузик есть, камень какой-то. Да и я потом думал их куда-то перевязать, на пояс, может. Как думаешь?
-Да, нормально, - девушка чувствовала себя каким-то голлемом, нечувствительной грудой камня. - На пояс будет нормально.

"И вообще, - пыталась успокоиться Истар, но из сознания эта ситуация никак не испарялась. - Леголасу вон вообще шелковый нарукавник подарила! еще и расшитый! А мне что? Подарки, небось, на мне-то и закончились"

Она напялила теплый плащ и взлетела - выше и выше, как можно выше. И парила в воздухе, нарезая круги, пока путники скрылись из виду даже для нее на такой высоте. Тогда она спустилась и сидела долго молча, безучастно попивая горячий чай, - молчаливая, спокойная, индифферентная. И грустная.
"Я надеюсь, оберег поможет тебе. Поможет вам всем."


предположительно, Сферы

@темы: кусок

23:23 

Somebody mixed my medecine!..
"Вы всегда можете остаться здесь, если пожелаете"

Песня зародилась тихонько, где-то в глубинах ее небольшого, но ловкого тельца.
-От стрел и от... мгуууу..
Истар упорно делала вид, что не обращает внимания, но вскоре не обращать внимания было сложно: мелкая скакала кругом, пританцовавыла, а звук все наростал.
-Да прекратишь ты?
-Руды моей вааааа-мгуууу... Нет! С чего бы?
-Да хотя бы с того, что ты в ноты не попадаешь!
Шеаттхи на секунду замерла, притихла и будто бы даже обиделась, а затем взорвалась звуками с новой силой:
-Это ноты не попадают в меня! Чтоб не жил кто ста-ар!
Когда мелкая дошла до "Ишта-ар", то здесь уже стало так фальшиво, что даже не особенно чувствительная к музыке мечница поморщилась.
-Говорят тебе - перестань! Круглыми дураками нас выставляешь?
-Почему круглыми? Почему не квадратными? - тут же начала передразнивать Трамонтана.
-Ты сейчас получишь, клянусь подтяжками Мелькора!
-Он носил подтяжки? Кто б знал, кто б знал!..
В любом случае, цель была достигнута. Достать старшую удалось, и теперь начиналось веселье. Разъяренная мечница во весь опор гналась за мелкой, с твердым намереньем поймать и надрать уши за ненадлежащее поведение. В самом-то деле, кем она их выставит: пока владыки там отдыхают - творить тут такое? По правде же Истар чувствовала некоторую неловкость за девицу, взятую частично и под ее эгиду, перед своим зазнобой, но просто не хотела себе в этом признаться. На секунду углубившись в мысли, старшая пропустила новый поворот событий: Шеаттхи умудрилась откуда-то выудить бубен и, решив не подвергать свое тельце опасности, ловко спрыгнула с мостика и зависла примерно на средине озера. В тот момент Истар пожалела, что она не лучница.
-Чего ты так бушуешь? Песня, между прочим, про тебя!
-Я Истар, а не Иштар!
-Да подумаешь, звук изменился за пару тысячелетий. И вообще, Иштар - древняя и могущественная богиня. Так что ты б гордилась этим. Правда, злая немного...
-Я тебе щас покажу злую богиню! Ишь, распустилась как - все ей позволено было!
Пока старшая вертелась волчком, пытаясь найти предмет, подходящий и по весу, и по аэродинамическим характеристикам, который бы долетел до Шеаттхи, та начала снова, при этом еще и ударяя в бубен. Правда, на этот раз почему-то получаться стало гораздо лучше - видимо, петь она все-таки кое-как умела, в первый раз просто кривлялась:
-Богиня Ишта-а-а-ар! Храни мой колча-а-ян! Взял меня хан!
Голос разлегался до неприличия громко, звонко и далеко. Не смотря на то, что Ривенделл нельзя было назвать равниной, да и рельеф особо не способствовал эху, эта полумная орала с такой силой и бодростью, что все наверняка слышали. Владыки уж точно.
Подбадривая долгожителей страны еще и задорным торохтением в бубен, Шеаттхи решила довести мечницу сегодня, видно, вообще до белого каления:
-Я еще песню знаю. Про любовь. Там где оба любили, но так и померли, не признавшись. Ну прям, как вы двое.
-Мы еще не померли, клочок перьев ты растреклятый!- на этом в сторону певицы улетела какая-то небольшая аккуратная статуя-украшение, к удовлетворенному удивлению Истар оказавшаяся съемной.
-Да я не то имела в вид-а-о-у!..
Сама мелкая увернулась, но вот сферу творение эльфьего гения все-таки зацепило. Последняя недовольно затрещала, выпустила сноп синих искр и пошла волнами:
-Ты чо творишь! - заорала в панике Шеаттхи, понимая, что она и так не особенно-то искусный пловец, а, тем более, с трехметровыми дополнительными конечностями на спине. - Я ж утоплюсь!
-Вот этого-то я как раз и добиваюсь!
-Тебя выгонят отсюда за подобное! - траектория и отчаянные взмахи, сильные и мощные настолько, что поднимались легкие волны, выдавали напряжение и сложности, с которыми Шеаттхи пыталась добраться хоть до какой-то опоры.
-Зато хоть твоих воплей слушать не буду!
-Нормально я пою, между прочи-а-а-а!
На этот раз мечница почувствовала даже укол волнения, так натурально заорала мелкая. Но, обернувшись, увидела, что все не так плохо: та умудрилась долететь до мостика и кое-как за него уцепиться. Слабо тренированные руки, правда, не могли выдержать такой ноши, и Шеаттхи скользила по светлому камню, пытаясь удержаться:
-Ну чо стоишь там, помоги мне, твою ж растуды в Мордор! Я тут не только концы в воду отдам, так еще и покалечиться успею!
-Я как раз и собирался это сделать, - Элронд и остальные возникли так неожиданно, что никто из участниц переполоха и сообразить не успел.
-Ой, - девушка так опешила и зарделась, что забыла даже про затруднительность ситуации, в которой оказалась. - Это я не Вам, конечно. Это я вон ей... И про Мордор тоже, да...
Владыка улыбнулся: легко и едва заметно, мелкая еще повисела в ступоре секунд пять и вдруг почувствовала, как магия за спиной вновь обретает силу. Легкий треск и синие проблески сходили на нет, а волшебство крепло.
-Давай руку, топить мы тебя не собираемся.

прокомменти, не будь жадинооой!

@музыка: Мельница - Богиня Иштар

@темы: кусок

21:33 

Somebody mixed my medecine!..
Дрожь возникает неожиданно, будто где-то в районе солнечного сплетения у меня была бы черная дыра. Оттуда электричество разлетается по телу, заставляя его неконтролируемо передернуться. Я усмехаюсь, представляя, как бы это выглядело со стороны. Да как? Прохожий, одетый не по погоде, ежится от снега, залетевшего за воротник.
Ты была такой. Снегом, залетевшим за воротник.
Чем-то, сотрясающим все мое естество. А я люблю равновесие. Ты знаешь, что я люблю равновесие. Логическую последовательность. Идеальность ровных линий. Холод разума.
Это по мне.
Так что ты, со своими истерическими припадками - не по мне.
Такая холодная, что обжигает. Когда пальцы костенеют от холода и становятся нечувствительными, приходит тепло.
Презрительно морщится, мельком уловив свое отражение в витрине. Что за бред, Смит. Ты расклеился, как картонная коробка, из-за какой-то девицы. Ладно бы - девушки. А так!..
Как ты себе это представляешь?
Девять лет разлету. Как будто кто-то начертил линию между нами - черную и жирную. Общественное мнение, все эти взгляды, "да он ее держит только как ш*ху", "нашел себе подстилку, педофил!"
Ты думаешь, я бронированный?
Конечно, бронированный. Как и все те, кто не сможет выдержать удара об живую кожу своей души.
Хотя, может, я безнадежно устарел со своими нравами? Сейчас все это происходит намного раньше и... быстрее.
И девочек особо не смущает разница в возрасте, даже наоборот. Этим и похвастаться можно.
Может, ты вовсе не такая, как я о тебе думаю. Закрыта. Обернутая белыми пеленами.
Но мне кажется, ты не такая. Ты жмешься ко мне едва заметно в моменты сильных эмоциональных напряжений, касаешься моей руки так легко, что и уловить это трудно. Но я замечаю. Все подобное замечаю. Я бы рад был подумать, что это кокетство, и что ты догадалась обо всем, и...
Но это нет. Ты просто ищешь поддержи у более сильного, крепкого, зашитого в броню. И как бы ты не старалась себя не выдать, я замечаю.
Потому что знаешь, какою волну дрожи я испытываю?
И я не могу сказать. Нет, не могу.
Иначе я разрушу твою веру в этот мир полностью, до основания.

"-Я всегда видел, что ты талантливая, поэтому и решил помочь.
-Ага, так, значит, если не была - то не помог бы? Значит, простым людям без выдающихся качеств уже и надеяться не на что?!"

Тогда я одернул тебя, заставив испуганно замолчать. Но сейчас с холодком под лопатками понимаю, что это - правда. Я помог тебе не просто так. Помог за что-то. И теперь это что-то закипало и пенилось во мне, не давая трезво и спокойно мыслить, каждый раз, как я видел тебя. Ты искала поддержки, но если бы я позволил себе тебя обнять - это были бы вовсе не объятия старшего брата. Хотя и в том случае все сложно, если вспомнить Фрейда...
Но я понимал, что это может разрушить все. Оттолкнуть. Вырастить в тебе недоверие и ощущение предательства.
И я каждый раз надевал свои латы, хотя они были не по мне и натерли.
Каждый раз.

18:17 

Somebody mixed my medecine!..
-Кофе? - вопрос застал так неожиданно, что Раса не успела собраться. Ей будто врезали по живому со всего разгона этой чертовски веселой интонацией, этим искристым вопросом.
-Спасибо, - буркнула девушка и хотела добавить: "Нет", но предлагавшая уже всунула ей в руку приятно теплый дымящийся картонный стаканчик.
-Пейте быстрее, стынет, - заметила она. - Кстати, без сахара. Если нужен, то у меня есть, - она полезла в карман.
-Нет, спасибо, - холодно ответила Левинас и на секунду даже пожалела об этом - улыбка тут же сползла с раскрасневшегося на морозе миловидного личика. Но причина, как оказалось, была не в этом.
-Ой, а что это у вас над бровью?
-А, это, - девушка чувствовала, что не может сопротивляться напору эмоций и лучистости этой случайной прохожей. - Да так, вчера спешила, подскользнулась, а там была какая-то арка, ну и я прямо лбом об стену...
Раса знала, что она засмеется. Раса хотела услышать ее смех. Девушка и правда захохотала, затем хлопнула себя по губам и совершенно серьезно провозгласила:
-Простите. Не смешно.
Левинас улыбнулась.
-Ну, извините, мне пора! Не стойте долго, а то замерзнете в такой снегопад-то!
И, махнув на прощание рукой в ярко-желтой рукавице с забавным рисунком, девушка последовала своей дорогой. Левинас вдруг почувствовала страстное желание окликнуть ее. Ведь, по сути, это был единственный сколько-то близкий и проявивший сочувствие человек. "Родителям" было все равно, Смита она слышать не хотела, хотя к последнему чувствовала болезное притяжение влюбленной дурочки - хотелось, и чтобы позвонил, и чтобы не звонил. А больше никого-то и не было.
Но не окликнула.

@темы: кусок

00:38 

Цветы азалии

Somebody mixed my medecine!..
До чего же красивая болезная любовь.
Учитывая, что это писал мужчина - это добавляет отдельный thrill.
Надо бы перевести на досуге.
Хорошо бы даже в рифму.

진달래꽃
나보기가 역겨워 가실 때에는
말없이 고이 보내 드리오리다
나보기가 역겨워 가실 때에는
죽어도 아니 눈물 흘리오리다
читать дальше

Если пересказать это устно и коряво, то последние четыре строки переводятся как: "Когда Вам наскучит на меня смотреть и вы будете уходить, я не заплачу, даже если буду при смерти. Когда Вам надоест быть со мной, и вы будете уходить, даже умирая от боли, я не заплачу."
Еще одна заморочка, которую попытаюсь объяснить - стиль речи, что еще один thrill. В корейском их уймища. Наверное, от этого штырит только посвященных, но фишка в том, что обращается автор к любимой очень, очень уважительно (одним из самых высоких стилей).
п.с. мне нравится подобное что-то в высоком стиле, но когда со мной говорили на самом низком стиле - местами было стремно, а на Востоке это норма, ибо старшие могут обращаться к младшим так.

Штобы найти этот прекрасный стих, не менее прекрасно исполненный корейской певицей, поищите в интернете 마야 (Maya) – 진달래꽃. (я нашла вконтакте)

П.П.С. Штырюсь от строчки "사랑 그 아픔이 너무 커" - "Боль от любви огромна"
Апдейт: найденный перевод 4х строф здесь

@музыка: 마야 (Maya) – 진달래꽃

@темы: культурное, метафорическое

23:45 

Бгагг, курса-ач!

Somebody mixed my medecine!..
Если засилье ерунды в голове невовремя!! - признак таланта, то я - талант.
Мне тут как бы писать курсач надо, а у меня в башке закипают 3 зарисовки. А по курсачу идей, конечно, как раз 0 целых фиг десятых.

Кстати, я тут подумала о превращении текстового сообщения, только что отследила эту мысль. Мы, поколение интернета, пытаемся сделать сообщение похожим на устную речь. Из-за возможности общения в реальном времени, возникает ощущение, что это почти как реальный диалог. Во всяком случае, у всех наш мысли в голове проговаривает некий "таинственный голос" (кстати, интересно, откуда он берется. Это мое представление о моем голосе? Тогда он красивый. Кстати, вот теперь я стала обращать на него внимание, и он как бы сходит на нет, становится менее выраженным. Т.е. он есть, я думаю слова - но почему-то нет того четкого проговаривания, которое было до этого. Настолько четкого, что, услышь я этот голос, я бы его узнала.)
Так вот. Попав в это дежа-вю реальной речи, я и пытаюсь интонационно оформить свои фразы так, как говорила бы их в реальности: отсюда несуразная пунктуация, капслок, куча восклицательных знаков и смайлики.
Иллюзия реальности.
я едва могла (сейчас уже как-то полегче) писать письма без этого. Мне было страшно неуютно, и теперь понятно, почему. создавалось ощущение, будто я говорю с собеседником нейтральным тоном, сдерживая улыбки и интонации. И он со мной - так же. Поэтому ни я ему не могу сообщить ничего невербально, ни он мне.


Теперь зарисовки. чувствую, забудутся они. Так что по ВК только сюжет: очередной скандал на рассовой почве(или просто скандал), и мелкая уходит из леса; + она вспоминает, зачем вышла из Сфер - искать родителей. Прощается с Тауриэль, слезы, печаль. Говорит, что это, наверное, навсегда - тут она никому не нужна. Юношеский максимализм, все дела. Пакует вещи и выдвигается. Леголас потом пойдет ее искать :) ООС?
Можно еще ради упражнений разработать тему со слепым Трандуилом, но чисто как ответвление от основной идеи.

Краткая попытка обрисовать то, что стоило бы нарисовать, если бы умелось.
"Ты, принявший купель в крови дракона и ороговевший от этого телом и душой - будет тот, кто нанесет тебе рану. Рану, от которой не скрыться и не защититься ничем. Рану, которая будет саднить, и мучить, и гнать тебя в ночь..."
Омытый в крови дракона. Неистово-страшный. И правда корчащийся от боли. От сладкой, мучительно-сладкой боли.
Предсказательница не ошиблась.
Он мчал во весь опор, то и дело пришпоривая лошадь еще и еще. Лес был диким. Нельзя было оставлять ее здесь.

Он видел, как на бледном лице расцвел целый букет эмоций: испуг - сосредоточенность - облегчение - снова испуг, и даже с ноткой отвращения. Когда она поняла, кто приехал спасать.
Она обмерла оторопело на секунду, когда он придержал стремя, чтобы помочь сесть на лошадь. Сам ловко запрыгнул сзади и взялся за уздцы. При этом получалось что-то очень отдаленно похожее на объятия - поэтому девушка отодвинулась слегка вперед, так, чтобы даже их одежда не касалась. Но удача улыбнулась чуть позже - лошадь испугалась и встала на дыбы, так что девушка буквально завалилась на мага, с силой прижав фибулу плаща к коже. Как только конь успокоился, девушка отшатнулась, но далеко не отодвигалась.
Парень подумал, что это единственное его наслаждение - вот так вот сидеть, настолько близко, и так, чтобы она не видела его лица - хмельного от наплывших чувств.

блин, ну и ванилька :СС
Там фишка реально в лицах. Его - как у мазохиста, получающего наслаждение от изощренной боли; пока она не видит, он придвинется и склонит голову почти над ее ухом. У нее же - выражение напряжения.

@темы: кусок

09:52 

Чо еще на паре делать, как не зарисовки писать?

Somebody mixed my medecine!..
Упрт. идея пришла вчера, но не записалась. Кратко. Не люблю писать с телефона. Вот будет планшеееет!..
-Ты больная, - обалдело прошептала Зои. (я не помню имя той девки-ученого, а смотреть лень).
-Во всяком случае, это теория. пусть странная, страшнаяи дурацкая, но это лучше чем объяснение из разряда "какие-то здоровенные тупые уроды приходят и едят нас"!
-Ну, объясни еще раз, понятнее.
-Я читала о таком. Это что-то вроде способа поддержания равновесия. Такое уже было, и не раз. Потоп, башня... божество так регулирет наше действие и нашу популяцию. Пусть это жестоко и безумно, но... Они как титаны, сыновья Геи-земли. Мы стали пахать, сеять, рыть и выкорчевывать деревья - и появились они, чтобы смести с лица земли паразитов. Это сила земли, ее гнев.

@темы: кусок

00:49 

Somebody mixed my medecine!..
-Это - предбанник Чистилища, - сказала Крыш, неопределенно махнув рукой в сторону непонятного нагромождения, пока еще едва-едва различимого в тумане. - Только мы здесь не просто ждем своей очереди, и не просто искупаем грехи. Мы здесь работаем, делам что-то на благо Вселенной. У каждого своя функция. Никто не знает, что там, в Чистилище. Но мне кажется, что здесь с нами происходит что-то вроде обратного выворачивания наших индивидуальностей. Мы становимся людьми шиворот-навыворот, своей точной копией, зеркальным отражением, своей противоположностью в то же время. Кто был эмоциональным - становится глухим к чувствам, теряет способность ощущать, холодеет; холодные же, наоборот, будто разгоняют кровь, начинают кипеть, кричать, бросаться на всех и шуметь.
Иногда это доходит до фарса, будто толпа сумасшедших осталась без надзирателя. Чем больше срок пребывания здесь, тем сильнее сдвиг по фазе. Первое время тебе будет очень некомфортно. Мне было.
Человеческая память отходит долго, медленно, мучительно. Ты будешь двадцать раз орать от ужаса, прежде чем на двадцать первый привыкнешь спокойно выходить из окон и пропускать сквозь себя несущиеся машины. Более того, пока ты не осознаешь, что твоя оболочка - нематериальна, ты будешь получать ранения и чувствовать боль, иногда - очень неистовую. Говорят, что это оболочку можно даже разрушить, но подобные случаи очень редки. Сейчас даже если тебя сварят в смоле, ты останешься жива. На первых порах здесь ты - будто человек с повышенной регенерацией и расширенными способностями. Твое зажатое сознание в шоке. Так что расширяй его, как знаешь.
И добро пожаловать!


@темы: кусок

21:05 

Краткие заметки перед ботанством

Somebody mixed my medecine!..
Вот почему меня прет, когда нужно сидеть и зубрить, а когда уйма времени - то не прет?

Про коммент по поводу Сакуры к арту, где она бьет Саске запостить потом арт и коммент!
Кратко говоря, что она для такого слишком слабая и трусливая. Зарисовка на тему.

-Да, мне не хватит сил, - выдохнула Харуно, чувствуя себя какой-то внезапно взрослой, нечувствительной. - Конечно, не хватит. Я в десять - да что там в десять! - раз в сто слабее тебя. Трусливей. Более привязана к земной жизни. В конце концов, я девушка. Я даже физически слабее, не говоря уже о джитсу и прочем. Но только знаешь что, - девушка чувствовала, как внутри отголосками отзывалась старая боль. Слабая. Незначительная. Она все ждала, как при сильной мигрени, что вот-вот грянет импульс, который порвет все внутри, но импульса не было. Боль и правда ослабела.
-Так вот, я позволяю себе быть слабой. Я страшно благодарна Ино за все, что она для меня сделала - и когда была моей подругой, и когда была соперницей. Сначала она выволокла меня в этот мир, заставила встретить его. И пусть я закрывала лицо в страхе, отворачивалась - но я стояла перед ним, перед миром, враждебным, сильным и оценивающим. А потом - потом я чувствовала себя хуже ее, слабее, менее симпатичной. Да что там, и сейчас проскакивает! Но я устала терзать себя. Медленно, по сантиметру, я признала свою трусость, слабость и несовершенство. И стало легче. Я знаю, что это за сражение внутри, я его вела. Только ты, ты, знаменитый всесильный Учиха, невероятный Учиха, последний наследник клана, ты ведешь его в разы более жестокое. В десятки, сотни раз. И тебе терзаться так до конца дней твоих, - казалось, фраза звенела в воздухе еще некоторое время даже после того, как за расстроенной нинзя шумно закрылась дверь.
"До конца дней твоих"


Кусок второй, из вчерашней задумки.
Совсем кратенько, бесстержневая зарисовка:

Тот день был неприятно пасмурный, сырой и холодный. И хотя холмы уже набухли зелеными соками земли, которые струились, невидимые, превращаясь то в траву, то в молодые листья, то в белые облачка абрикосовых цветов, но было неприятно, до непроизвольной дрожи в теле холодно.
Принцепс вошел, как всегда, величественно и мягко, будто любая поверхность, на которую он ступал, была бархатом, перинами, парчой. Тога из плотной ткани слегка шуршала и гоняла ветерок. Девушка-служанка, как раз менявшая компресс на шее у пленницы, быстро поклонилась, забрала сосуд с раствором и исчезла, тихонько притворив дверь.
-Здравствуй, - улыбка скользнула, как шелковый платок, - как чувствуешь себя? Уже лучше?
-Нет, - едва слышно прохрипела лежащая, рукой сжав мокрый компресс так, что спиртовая вода стала сочиться.
дальше там диалог - явные намеки и побивания клиньев, разговор на тему о том, каково быть женой принцпса и приглашение пойти с ним на прием; она отказывается:
-Буду себя там неловко чувствовать, второсортной. Я ведь не аристократка, даже более чем - я фактичечки невольница.
-Если тебя это успокоит, далеко не все из цензоров и сенаторов отдают предпочтение аристократкам; скорее даже, наоборот.
Девушка морщится и говорит, что это мерзко. Что она не хочет идти и вообще иметь с ним какие-либо отношения.
Тот, как девушке кажется, начинает злится. Говорит, что его племянник почему-то без ума от нее, так что она здесь на правах няньки, будет жить, припеваючи, никто ее не посмеет тронуть, но если попробует убежать, то ей капец.

@темы: кусок

16:00 

Три часа свободного течения мысли

Somebody mixed my medecine!..
Вот ведь упрт так упрт.
Эта идея пришла мне в голову и плыла там сама собой некоторое время, набирая силу; а затем потеряла ее, так что мне лень описывать это. Но сюжет запишу.

Итак, девушка попадает в плен.(крылатая?) В качестве рабыни, грубо говоря, но там какой-то треш в стране, так что про нее забыли.
Ее держат в темнице. Она там торчит-торчит, случайно находит вырытый тоннель, который близко подходит к библиотеке. Комнатка возле библиотеки так мала, что можно только стоять + небольшая решетка на уровне головы, так что частично видно лицо. Там она на удачу окликает проходящего мальчика; тот пугается, но откликается.
Они начинают разговаривать. Обо всем на свете. Девушка понимает, что мелкому явно не хватает общения - косвенно он сам это упоминает + еще видно по тому, что его буквально прорвывает на поговорить. Так что говорят они очень много. Днями.
Он хвастается ей тем, что все считают, будто он пропадает в библиотеке и учится; он начинает приносить ей книги по ее просьбе. Потом, сам, решив сделать приятное, начинает таскать какие-то вкусняшки. Один раз он решает узнать, кто она и откуда, но не у нее лично. Спрашивает у кого-то другого (кого - позже).
И получает информацию, что она раба, и что он может с ней делать что угодно и что захочет. Говорит это ей.
Она обижается и уходит. Не появляется долго - неделю или больше.
Сначала парень уверен, что он совершенно прав (так ведь сказал дядя!), потом злится, что она так себя ведет, потом ему уже все равно, лишь бы опять с ней поговорить.
День на десятый она приходит буквально на пять минут, отдает книгу, говорит, что болеет и уходит. На следующий день он припирает целую связку лекарств, каких только смог достать, ждет ее целый день. То, что удается пропихнуть в решетку - пропихивает, остальное прячет.
На еще следующий день, когда она находит лекарства - примирение.
Мелкий рассказывает, что он очень нервничает на самом деле - ему приходится очень много врать и плутовать, и он боится, что его раскроют. На что девушка говорит ему, что это его выбор - общаться с ней или нет, и что он должен знать, что ей с ним интересно и весело; но она поймет, если он прекратит.
Он недоумевает - как ей с ним может быть интересно? ведь учителя постоянно поправляют его глупые речевые ошибки ("у меня голова чуть не улетела"), и вообще, никто ему такого никогда не говорил. Но девушка убеждает, что ей - интересно, и мелкий привязывается к ней окончательно. Тем временем, в стране все утихомиривается, и принцепс изъявляет желание к ней наведаться, и заявляет, что это будет не раньше, чем через неделю.
Девушка понимает, что нужно выбираться. Но вместо того, чтобы прямо попросить мелкого о помощи, она хитрит. Рассказывает ему, что сейчас как раз у нее на родине начинается веселый фестиваль (чо-то типа Купала, лето на дворе), и так расписывает это все, что тот тоже хочет поучаствовать.
Мелкий три дня ломает голову, как вывести ее из темницы, а затем случайно натыкается на карту подземных катакомб, которые имеют выход на поверхность. Он отдает ей карту, девушка выходит, и они встречаются снаружи где-то за замком.
Она действительно разжигает костер, они прыгают, взявшись за руки, но в полете их руки разъединяются (скорее всего, она сама так сделала), она ловко приземляется и убегает прочь.
парниша обижен и печален; его находит дядя, который принцепс, и приходится рассказать ему эту историю. Если до этого принцепс к этой рабыне ничего особенного не испытывал, то теперь он злится, велит ее найти и казнить (мелкий пока об этом не знает).
Случается так, что ее действительно находят и притаскивают во дворец; мелкий узнает об этом. Он обижен и зол, но когда проведал про казнь, умоляет принцепса не делать этого. И, смущенный, говорит, что "это как второй раз потерять мать".
Хотя принцепс - брат отца, но он очень уважал и, возможно даже, тайно любил мать мелкого, поэтому он в бешенстве орет на того и гонит прочь; назначен день казни. Ночью мелкий приходит поговорить. Они говорят всю ночь до рассвета, девушка извиняется, примирение. Мелкий говорит, что он будет здесь и позволит принцепсу забрать ее только через его труп, что он защитит ее. (важная оговорка: принцепс не видел ее лица, только фигуру пару раз в капюшоне плаща)
Мелкого оттаскивает стража, он бьется и сыпет проклятиями, но ничего не может сделать. Принцепс считает, что так для мальчика будет лучше - чтобы он не привязывался к такой.
Но тут одно но. Благо, принцепс увидел ее, когда девушку вели по дворцу, и узнал. Они встречались раньше. Войска п., когда он был еще молодым полководцем, а принцепсом - его старший брат, напали на город, близ которого был монастырь, славившийся своим благочестием и неприступностью. Монастырь был особенный тем, что располагался на утесе, куда вела только одна тонкая тропинка над пропастью. В монастыре лечили раненых и больных, помогали городу едой и водой, поэтому войскам нужно было обезвредить его.
В монастыре о том, что на них готовится нападение, подозревали, но не знали когда. Напасть решили ранним утром. И первая, кто выехал по тропе в город еще до рассвета, чтобы в сумерках доставить еды, воды и лекарств, была героиня. И на тонкой тропке она столкнулась с будущим принцепсом. Оба с первого взгляда поняли, кто откуда. Девушка затрепетала и почувствовала, что ее убьют. Было очень страшно, но она решила, что лучше умереть здесь, чем умереть обесчещенной и видеть, как издеваются над теми, кто в монастыре. Однако она должна послать весть - и это ее мучит. Но дорога преграждена. Есть шанс добежать и сообщить, но она знает, что тогда нужно остаться в монастыре и защищаться, а шансов победить у них нет. Поэтому она буквально не двигается с места. Юноша велит дать путь - но проехать просто нельзя никак, двое конных не разминутся, а не то, что с телегой. Тогда он говорит, что развернется и пропустит ее, если она покажет, где монастырь. Девушка, оцепеневшая от страха, не двигается с места. Затем он начинает угрожать. Ее буквально трясет, но сквозь сжатые губы она выдавливает всего два слова: "не пущу"
Монастырь спасается. Одни говорят, что это была воля случая - на подмогу осажденным подоспели войска, но другие же - что здесь без нынешнего принцепса не обошлось. Что на самом деле подмога бы не успела прийти, если бы он не устроил какую-то заминку + не капал не мозг брату, что на монастырь нападать нехорошо.
Он узнает девушку, увидев мельком, когда ту вели сквозь галерею. Но просто так отменить казнь нельзя. Тогда он нанимает разбойников, чтобы те устроили суматоху возле виселиц (вешали на деревьях, которые находились в отдалении, за чертой города), а мелкому поручает повредить ветку.
При этом перед самой казнью он велит переодеть рабыню в самые пышные меха и бархат и надеть самые пышные украшения, что есть (чтобы весила много).
Она отказывается. Принцепс нервничает, но в итоге это окажется к лучшему - так могли бы заподозрить, что все было подстроено.
Девушка ничего не знает, поэтому уже мысленно простилась с жизнью. перед казнью не говорит ни слова (не может!), просто молча вступает на помост. Как только ее вздергивают, слышен страшный треск - ветка ломается. По законам того времени это значило, что человека миловали и признавали его невиновность.
Девушка в обмороке (перенервничала + падение с дерева - мало приятного).
Ее приносят во дворец, и, очнувшись, она впервые видит принцепса. Некоторое время отходит, выспрашивает у него, где она и как все вышло, а потом узнает его.
Она явно не в восторге от этой встречи, злится, боится и ненавидит; не верит в то, что он помог спасти город.
В процессе диалога говорит такую фразу:
-Что-то долго мы с Вами враждуем, - имея в виду, что судьба так часто их сталкивает, мол "я надеюсь никогда вас больше не увидеть".
-Да уж, но это скорее вы, - отвечает он, имея в виду, что она ему нравится :3

Вот такая вот задумка, лол.

И снова немного о персонажах.
Все они обличены и едины ощущением собственной непреодолимости; даже не сколько ее, сколько ощущением того, что они под эгидой мощного божества - всегда, каждую секунду - и, грубо говоря, "им ничего не будет".
Короче говоря, они чувствуют себя в мире легко, весело и уверено потому, что знают, что защищены, что мир для них безопасен, что они смогут дать отпор, смогут выкрутиться, что никто не сделает с ними непоправимого - они смогут как-то повлиять на ситуацию, какой бы та ни была.
Та уверенность, которой нет у меня. В безопасности мира и моей способности защитить себя, способности положиться на себя и довериться своим силам.
Поэтому я наделяю этим своих героев. Чтобы хоть кто-то чувствовал спокойствие.

Уффф, как сказала об этом, так внутри все болезно закипело; сложная тема, сложные разрывающие чувства.
но что пожелать.
Я могу в них находиться, могу.
Хотя это и такое дикое напряжение!..
Справлюсь с ним, надеюсь. Отпущу его.


@темы: психологическое, кусок, к О

20:37 

О типажах героев

Somebody mixed my medecine!..
Существо, рожденное и воспитанное в ощущении собственного права (безоговорочного!) на счастье. Его не отнять, она за него не борется . Уверенность, что ее счастье - обязательно и непоколебимо.
Ощущение защищенности божеством, вольоотпущенности, свободы, но не излишней самоуверенности.
Она будто стоит под сенью крыльев ангела, поэтому знает, что будет сохранна.
Что-то такое даже буддийское.
Как бы смешать это и настоящие живые чувства (она очень ярко чувствует).
Наверное, это несколько детское и ненапряжное поведение в обычной жизни, любопытство, отсутствие страха, сумасбродство.
поэтому она не будет бояться принцепса. Поэтому не буду изображать депрессию.
Я понимаю, что вариант с депрессией гораздо более реален, но мне почему-то хочется именно такого песонажа, просветленного.

@темы: кусок

01:08 

Уважаемая нервная система, крепись, сука.

Somebody mixed my medecine!..
Лол. Тема антропоморфных зверушек-чудовищ-няшек будоражит мне кровь.

Запах костров, выедающий глаза, но такой сладкий. Домом. Пахнет домом.

И тот парень, красивый, как божество. Я никогда не видела таких красивых.
И я сама хочу стать такой красивой. Чтобы думали и говорили, что я красива, как божество.

00:02 

Вдохновение поджидает на каждом повороте!..

Somebody mixed my medecine!..
Имена:
Эллан (ну это еще так)
Адгар кто почувствовал подвох, так это спунеризм. Аллан Эдгар, конечно, но и в перекрученном варианте очень симпатично
Мой (вот тут сначала будет глючить всех, кто читает, я полагаю:3)

@темы: полезное

20:51 

Перерывы

Somebody mixed my medecine!..
Она не заплакала.
Она как-то выдержала, чувствуя опьяняющую боль, разом и вмиг закипевшую внутри. Голова вдруг стала непропорционально тяжелой, мир пошатнулся, а в горле разорвался тугой шарик вязкой орочьей крови - иначе как объяснить такой жар и такое оцепенение застрявших слов?
Она не зарыдала, даже не всхлипнула. Сжала только маленькую серебряную фибулу в руке - подарок. Рука немела от напряжения, мозг и сердце - от слов.
Она чувствовала, как силы уходили в землю.
Вышла, пошатываясь, немая. Онемевшая. Он даже не договорил еще - она просто развернулась, ровная, будто стрела и направила свое негнущееся тело к выходу.
Король не старался остановить. Происходило то, что было нужно. Что должно было произойти.

Она бежала так, что громкий топот отдавался в пустых залах великолепного дворца, и, умноженный стократно, тысячекратно отвечающим эхом превращался в лавину, будто бы неслось целое войско. Неслось войско. Она, а за ней - все ее страхи, все ее боли с шашками наголо.
И не оглянуться, и остановиться не было сил. Хотя хотелось, так хотелось упасть - и пусть ее наконец-то наденут на эти копья, обвинят в несовершенстве и сожгут.
Это же то, чего они так всегда хотели. Эти совершенные существа.
Эти ледяные глыбы.
Но ее кровь, ее кипящая трусливая кровь гнала ее вперед и вперед, прочь и прочь отсюда.
Хлопали полы развевающегося плаща. Нельзя было замедлиться ни на секунду, иначе - смерть, разрыв сердца. Пуф-ф! - и нет, разве что пучок обгоревших перьев останется покоиться на холодном дворцовом мраморе.
Она влетела в комнату, едва затормозив, чтоб не сшибить на своем пути тяжелый деревянный стул. Вот, небольшой кожаный рюкзачок, туда - все ее скромные пожитки, колчан со стрелами, лук, короткий кинжал, чистые тряпки, мешочки с лечебными травами, фляга для воды... А, да, нужно еще на кухне стянуть немного еды на дорогу.
Опомнившись на секунду, девушка бросила взгляд на фибулу, оставленную на столе. Вещь хорошая. Пригодится.
"Разве что чтобы мучиться воспоминаниями," - хмыкнула девушка, но драгоценность подобрала.

Уходила она, казалось бы, спокойным шагом. Только ноги пружинили и напрягались так, будто на плечах девушка несла нечто непомерно тяжелое - и приходилось каждый раз вкладывать такую непомерную силу в шаг, чтобы не рухнуть от груза. вышла размерено и свободно, сказала, мол, собрать вечерних трав да наохотить вдруг чего. Выпустили, конечно же.
Шла, как и обычно - по тропинке вглубь, но как только дворцовых стражей и ее разделило достаточное расстояние, расстегнула броню своих чувств, и они полились истошным, неистовым рыданием. Бежала, почти что ломая ноги об огромные корни вековых деревьев, расцарапывая руки и лицо, отбивая хлещущие ветки и пытаясь отереть от слез почти невидящие глаза.
"Твой век недолог. Ты для него - игрушка, больше даже диковинная и необычная, чем красивая. Но через пару лет ему надоест. Если сможешь вынести эту роль - я перечить не буду. Даже не скажу ничего. Только знай, что он будет только с равной себе. "
Рухнула. Зажатая в руке фибула больно уколола булавкой в ладонь. Долго каталась по сырой листве, обняв ноги и пытаясь утихомирить боль в поврежденном колене. И так хотелось рухнуть в чьи-то объятия, до хруста сжать ткань рубахи и рыдать, рыдать, рыдать. Но вокруг был только лес, а его объятия - сыры и неприятны. Да, он был домом - но всего лишь вторым, вторым после осветленного солнцем Эглерис-кара, Благословенного Города.
Там поклонялись Солнцу. До сих пор поклонялись тому дереву-солнцу, и Эру мыслился Солнцем и все на свете, все, что было теплым - было священным, так же и жизнь, соответственно. И чувства. И горячее, пылающее сердце.
"Пусть исчезнут все, причинившие тебе боль".
Девушка поднялась, отряхнулась, постояла некоторое время, ощущая, как привычные звуки спускались на лес. Он успокаивался, принимал ее в свои пучины, прятал. Пусть он и принадлежал Королю, с лесом они не враждовали, не ссорились.
Взлететь казалось нереальным, но очень, очень хотелось. Девушка вздохнула и, разбежавшись, попыталась запрыгнуть как можно выше на дерево. Попытки с пятой, она наконец-то ухватилась за самую нижнюю ветку и стала карабкаться вверх.
Кроны шумели. Все осталось далеко внизу.
Далеко.
Внизу.
Глянув в последний раз на играющую в ярком свете фибулу с прекрасным, глубокого зеленого изумрудом, девушка размахнулась, закричала и зашвырнула подарок куда-то, как ей казалось, в сторону дворца. Крик разлегся в пустом и обширном пространстве, утонул в глубине неба. Кроны зашумели. Ветер погладил волосы.
Боль еще несказанно саднила где-то под ребрами, но река времени уже размывала ее, разносила этот красный и бурый песок.
"Полечу отсюда. Домой. Именно полечу. Туда. На восток"
В момент неистового эмоционального потрясения что-то затеплилось от этих мыслей внутри. Домой. Подальше отсюда.
Запахнув поплотнее плащ, девушка изо всех сил махнула крыльями, испугав окрестных птиц и сбив несколько листьев вниз. Пернатые взвились в воздух вместе с ней, оглашая утренний воздух своим щебетанием, и на секунду даже поставили самую крупную крылатую в затруднительное положение. Но вот все улеглось. Еще пара взмахов, и она уже летит навстречу солнцу, едва-едва пару часов назад поднявшемуся из-за горизонта.
Еще одной особенностью крылатых было то, что они могли смотреть на солнце, не щурясь, ясными и широко открытыми глазами.

"Пусть те, кто посмеют причинить тебе боль, погибнут от огня" - сказал он ей, отпуская из Сфер, крепко сжав кисти рук, глядя глаза в глаза.
От огня. Благословенный город, белый с золотым и алым, пышный, невероятный и теплый, родной и близкий, существующий здесь, везде и всегда, великий Эглерис-кара.
Говорят, если неистово, до опьянения желать, туда можно попасть из любой точки Арды. Разбежаться, прыгнуть! - и ты там.
Огненнорожденный, населенный огнепоклонниками.
Ее приют до конца веков, Эглерис-кара, место, где ей дарована вечность, где и она не стареет.

Слезы лились, мокрое лицо болело от холодного высотного ветра, но успокоиться девушка никак не могла. Будто бы выпила плакучего зелья. Такое ей давали, как только она прибыла в город - напуганная, униженная и разбитая.
Чтобы все горе вышло, вымылось вместе с горячими слезами.

P.S. <замутить какую-то тему с тем, что она и Трандуилу нравилась краем уха - перебор?>

P.P.S. Таинственный коментатор, где же вы? :ОО

@темы: кусок

19:09 

being overhelmed

Somebody mixed my medecine!..
Своим протестом вы порождаете равное по силе противодействие; какой импульс ты пошлешь во Вселенную, такой и вернется тебе.
Так вот, об импульсивности.
Я чувствую усталость по этому поводу. По поводу называния тараканов в комнате "путиным". По поводу "Убей путина, пожалуйста".
По поводу всех этих шуток.
По поводу всего.
Национализм - это круто.
Если ты можешь говорить на украинском и прикрываться им.
А если нет?
Я не то, что не могу.
Я не хочу.
Я думаю на русском.
Я пишу на русском.
Мои сны, мои стихи и моя проза - на русском.
Я срослась с ним; свыклась. И я не хочу отдавать его. Я не хочу терять все эти оттенки и переливы.
Оставьте мне мой язык.
Достаточно уже плеваться ядом в нашу сторону, в сторону русскоговорящих.
Держать щиты утомительно.
Вот поэтому Крым и ушел.
Возможно, именно поэтому.
Вы не видите, до какой степени неадеквата могут зайти политики. Или же вам это не показывают.

"-Як тебе звуть?
-Миша.
-Не Міша, а Михайлик! Если ты Міша, то іди в свою Росію!
-А тебе як?
-Ліза..
-О, а що ти лизала? Чи, може, твой батьки щось лизали?"

Неадекват утомляет.
Давайте будем честными, чуваки. Шевченко писал дневники на русском.
Дневники. Это там, где снимаешь корсеты общества, развалившись в мягком кресле своих мыслей голышом.
На русском.

Хорошо бы всем подобрать полы своей ущемленной национальной идентичности и успокоиться.
Хорошо бы.

Почему-то везде пишут, что те, кто занимают серединную позицию ("равнодушные", мол) будут гореть в страшных муках.
И тогда я боюсь, потому что моя позиция как раз такая. И сердце мое сжимается, и я чувствую, что меня будут бить - и что я достойна этого битья, не имею права защищаться и что-то вякнуть.
You know what,
моя позиция - это тоже позиция.
Я не вижу смысла в столкновении идей
Смысл только в жизни, в ценности людей.

Так что с трепетным страхом я осознаю, что я посредине.
Со страхом и свинцовым сердцем.

21:36 

На посмотреть

Somebody mixed my medecine!..
Лекарь ученик Авицены
Прекрасные создания;
Красавица и Чудовище
Ной
(в кинотеатре)
Люси (выйдет 21.08.14)
Как приручить дракона-2 (выйдет 12.06.14 ?)
За сигаретами

03:16 

Временами ночных бдений

Somebody mixed my medecine!..
Лимб, Рагнарёк и Иггдрасиль - должно все это пригодиться, как-то использовать; не зря же время убивала.
Да, имена детектед! Анна, Станислава, Кира, Рамир, Казмир (он же Козя), Эрнест(Эрни) и Асмодей (Анджей).

Солнечное сплетение

главная